Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины алакульской культуры эпохи бронзы. Селивановский могильник / Абзелиловский район РБ. Автор Нечвалода А. И.

Автор: Веселовская Е.В.

Пластическая реконструкция выполненная по мужскому черепу из кургана 2 могильника Аралтобе (Атырауская область). Могильник исследован Западно-Казахстанской археологической экспедицией под руководством З.Самашева в 1999 году.
Автор пластической реконструкции канд. биол. наук, доцент, старший научный руководитель лаборатории антропологической реконструкции Центра физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН Е.В. Веселовская

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины гунно-сарматского времени. Могильник Соленый Дол / Челябинская область.

Автор: Герасимов М.М.

Качуг (р. Лена) Раскопки Окладникова А.П.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины золотоордынского времени. Мавзолей Хусейн-бека / Чишминский район РБ.

Автор: Герасимов М.М.

Китойский могильник находится на лев. бер. Ангары в 5 км ниже устья р. Китоя (в местности «Ярки»). В 1880—81 Н. И. Витковский произвел здесь раскопки 24 могил неолитической культуры. По богатству найденного погребального инвентаря К. м. является первоклассным доисторическим памятником

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины кыпчака золотоордынского времени. Могильник Линевка I / Оренбургская область.

 

Автор: Лебединская Г.В.

Скульптурная реконструкция выполненная по черепу мужчины из кургана у с. Квасниковка, Саратовская область, недалеко от г. Энгельса. Погребение датировано XII-XIII вв. Определено как половецкое. 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины сакской культуры. Курганная группа Иртяш 14 / Челябинская область.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 1

Atlasovskoe101
Одиночное мужское погребение с некоторыми артефактами было случайно обнаружено рабочими в 2003 г. у озера Атласовское в пригороде г. Якутск на территории ботанического сада Якутского государственного университета (ныне Северо-восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова). Положение костей указывало на сидячее положение тела в погребении. В захоронении были найдены остатки лука и колчана со стрелами.  Эта находка представляет одно из наиболее ранних древнеякутских погребений, относящихся к кулун-атахской 
Останки, обнаруженные в погребении, принадлежат мужчине, погибшему в возрасте 20-25 летпозднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.
.
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины кимака. Могильник Аулиеколь / Казахстан.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины ямной культуры. Могильник Кумсай / Казахстан.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Реконструкция лица по черепу мужчины из кургана 5 могильника Талды II. Могильник расположен недалеко от села Касыма Аманжолова, 300 км. от г. Караганда Республики Казахстан. Погребение соотносится с тасмолинской культурой раннего железного века. Автор раскопок А.З. Бейсенов. 

Автор: Алексеева Е.А. Зелёный Яр

Zeleniy Yar 102

   Портрет мужчины 50-60 лет из погребения 27 историко-культурного объекта у поселка Зелёный Яр (г. Салехард, ЯНАО Тюменской области), включающий погребения двух периодов раннего средневековья (VIII-IX вв. и XII-XIII вв.).  Восстановление внешности мумифицированного мужчины проведено с использованием компьютерной томографии и 3D-печати. 

Автор: Герасимов М.М.

Маркина гора (Костёнки XIV) — палеолитическое поселение возрастом около 37 тыс. лет близ села Костёнки Хохольского района Воронежской области. Находится на второй надпойменной террасе правого берега реки Дон, на мысу, носящем название Маркина гора. Относится к группе поселений Костёнковско-Борщёвские стоянки или Костёнковский комплекс стоянок.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины срубной культуры эпохи бронзы. Хусаиновские курганы / Давлекановский район РБ.

Автор: Пежемский Д.В.

Графическая реконструкция человека из Нижней Джилинды (Северная Бурятия)

Автор: Алексеева Е.А. Погребение из могильника Карасье IX

Karasye 102   Череп принадлежит женщине 35-40  лет  из погребения 2, кургана 11 могильника Карасье 9. Раскопки Шараповой С.В.
   Могильник относится к саргатской культуре, датируется эпохой раннего железа.
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины сармата. Филипповские курганы / Оренбургская область.

Автор: Алексеева Е.А. Святилище Усть-Полуй.

   Ust poluy 102Комплекс Святилище Усть-Полуй, расположенный в черте г. Салехард. В целом комплекс датируется преимущественно эпохой раннего железа и связан в той или иной мере с кулайской культурной общностью. Портрет женщины зрелого возраста.

Автор: Герасимов М.М.

Маркина гора (Костёнки XIV) — палеолитическое поселение возрастом около 37 тыс. лет близ села Костёнки Хохольского района Воронежской области. Находится на второй надпойменной террасе правого берега реки Дон, на мысу, носящем название Маркина гора. Относится к группе поселений Костёнковско-Борщёвские стоянки или Костёнковский комплекс стоянок.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины эпохи неолита из погребения в гроте Камнгь Дождевой / Сведловская область.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Бердикожа-батыр (1708-1786) - государственный деятель, полководец, происходил из рода шынышкылы древнего племени уйсын Старшего жуза, издревле занимавшего плодородные земли по рекам Талас, Арысь и удобные для ведения скотоводства предгорья Каратау. Предположительно, батыр родился в 1708 году в местности Шыршык (Чирчик) в междуречье Сырдарьи и Келеса в семье охотника Арык мергена. Бердыкожа-батыр участвовал во всех крупных битвах казахов с джунгарами и волжскими калмыками (по некоторым данным, это более чем 100 сражений). Казахская устная историо­логия повествует и о том, что он руководил крупным ополчением казахов Старшего жуза в составе единой освободительной армии хана Абылая во время сражений против джунгар, а в 1756 году храбро сражался в рядах армии Абылай-хана против вторгшихся в Казахстан многочисленных войск китайцев. В 1771 году во время «пыльного похода» Шанышкылы Бердыкожа-батыр активно воюет с волжскими калмыками, попытавшимися весной через Сарыарку переселиться на опустевшую после джунгар территорию. 
В начале января 1786 года в очередном походе против кыргызов трагически погибает Бердыкожа-батыр. Об этом скорбном для казахов событии подробно написал А. Левшин в своем знаменитом труде «Описание киргиз-казацких или киргиз-кайсацких орд и степей»: «Еще более пострадал от бурутов киргиз-казачий старейшина Бердыкожа…Отчаянный старейшина киргиз-казачий, зная нравы своих неприятелей, не мог надеяться на счастие в будущем, и потому с намерением ускорить конец свой, заколол бурута (кыргыза. – Авт.), который вез его к своему родоправителю. Раздраженные поступком сим буруты немедленно остановились и умертвили Бердыкожу самым бесчеловечным образом. Сначала отрубили ему голову, руки и ноги, потом распороли живот и сложили в оный все отсеченные члены». 
Кстати, изучение останков батыра учеными из лаборатории М. Герасимова также говорит о наличии «множества травм без следов заживления. Это свидетельствует о том, что эти травмы стали причиной смерти. Все травмы нанесены тонкими сабельными лезвиями. Несколько ранений были несовместимы с жизнью. Таким образом, убийство было крайне жестоким». 
Так, тщательное антропологическое исследование московскими учеными костей батыра показало, что на верхней трети левого плеча была глубокая рана, затронувшая кость, головка левой плечевой кости срезана очень сильным сабельным ударом, рассечена левая ключица, отсечен фрагмент правого сосцевидного отростка височной кости черепа, а также повреждены внутренние нижние поверхности нижней челюсти. 
Практически полная сохранность всех элементов скелета указывает на то, что тело все же не было осквернено. Видимо, в то время враг умел уважать достойного соперника.
По древним обычаям казахов его мазар был возведен на древней караванной дороге, связавшей города-оазисы Семиречья и присырдарьинского региона с северными и северо-восточными районами Казахской степи и с Западной Сибирью. Место захоронения батыра было зафиксировано и на карте Семипалатинской области, составленной во второй половине XIX века офицерами Генштаба Российской империи, и столетие спустя – на советской карте. 
К настоящему времени остались развалины мавзолея, возведенного в конце XVIII века. В июле 2011 года Институт архео­логии им. А. Маргулана организовал комплексную археолого-этнологическую экспедицию, которая точно определила место захоронения славного батыра. По словам местных жителей, мазар практически в целости и сохранности просуществовал до 60-х годов XX века. 
Он был возведен из сырцового кирпича, основание имело квадратную форму с размером каждой стороны в 6,5 м, толщина стен доходила до полуметра. Купол имел шлемовидную форму. 
 
 
Результаты экспертизы останков были опубликованы на сайте Евразийского государственного университета им. Л.Н. Гумилева:
 
 
 
 
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины сакской культуры. Могильник Кумкуль / Челябинская область.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины эпохи энеолита с поселения Гладунино 3 / Курганская область.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 2 (анфас)

Atlasovskoe 201

Атласовское 2 захоронение было обнаружено в 2014 г. в районе Ботанического сада Северо-Восточного федерального университета, также случайно. В могильной яме были железные стремена и удила, нож в берестяных ножнах, железные ножницы, металлические детали головного убора, серьга, кожаные детали нагрудника с нашитыми металлическими бляшками. Останки принадлежали женщине, умершей в возрасте 30-40 лет. Захоронение датируется XIV-XVII вв. (углеродное датирование), относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Реконструкция лица по черепу мужчины из кургана 4 могильника Талды II. Могильник расположен недалеко от села Касыма Аманжолова, 300 км. от г. Караганда Республики Казахстан. Погребение соотносится с тасмолинской культурой раннего железного века. Автор раскопок А.З. Бейсенов. 

 

Автор: Герасимов М.М.

Сунгирь 1 - пластическая реконструкция по черепу мужчины 40-50 лет, останки которого были найдены на верхнепалеолитической стоянке древнего человека на территории Владимирской области. Стоянка находится на восточной окраине Владимира в месте впадения одноимённого ручья в реку Клязьма, в километре от Боголюбово. Обнаружена в 1955 году при строительстве завода и исследована О. Н. Бадером.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 2 (профиль)

   Atlasovskoe 202Атласовское 2 захоронение было обнаружено в 2014 г. в районе Ботанического сада Северо-Восточного федерального университета, также случайно. В могильной яме были железные стремена и удила, нож в берестяных ножнах, железные ножницы, металлические детали головного убора, серьга, кожаные детали нагрудника с нашитыми металлическими бляшками. Останки принадлежали женщине, умершей в возрасте 30-40 лет. Захоронение датируется XIV-XVII вв. (углеродное датирование), относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Рязанский князь Олег Иванович (1340?-1402). Княжил с 1350 по 1402 г.
Олег Иванович, в схиме Иоаким (ум. в 1402 году) — великий князь Рязанский с 1350 года. Наследовал княжение по смерти Василия Александровича. По одной из версий, сын князя Ивана Александровича (и племянник Василия Александровича), по другой версии - сын князя Ивана Коротопола. 
У князя Олега была трудная и противоречивая судьба и посмертная недобрая слава, которая была создана московскими летописцами и дошедшая до наших дней. Изменник, ставший все же святым. Князь, которого окрестили «вторым Святополком» на Москве, но которого любили рязанцы и были верны ему и в победах и после поражений, который является яркой и значимой фигурой в жизни Руси XIV века. Примечателен факт, в докончальной грамоте 1375 года между Дмитрием Ивановичем Донским и Михаилом Александровичем Тверским — основными конкурентами за господство и великое княжение Владимирское, в качестве третейского судьи по спорным делам указан князь Олег Рязанский. Это свидетельствует о том, что Олег являлся на тот момент единственно авторитетной фигурой, великим князем, не стоявшим ни на стороне Твери, ни на стороне Москвы. Более подходящую кандидатуру на роль третейского судьи найти было практически невозможно.
Княжение Олега — это ряд попыток отстоять самостоятельность и независимость рязанского княжества на татарско-московском перепутье в то время, когда национальные интересы требовали объединения русских сил в борьбе с Ордой. Отсюда, при невозможности полноценно сопротивляться ни татарам (только в запоздалом и кратковременном союзе с князем Владимиром Пронским был разбит и прогнан татарский отряд ордынского князя Тагая в 1365 г.), ни Дмитрию Донскому (в 1371 г. Олег, был разбит войсками Дмитрия Донского, под командованием князя Дмитрия Михайловича Волынского-Боброка в сражении при Скорнищево, после чего был заменен на княжестве в Рязани князем Владимиром Пронским, затем сумел вернуть себе княжение), колебания Олега то в сторону Москвы (разгром Рязани татарами в 1378 и 1379 гг. за союз с Москвой), то в сторону татар (союз с Мамаем перед Куликовской битвой в 1380 г.) и необходимость принимать удары за политическую двуличность (в 1381 г. унизительный договор о союзе с Москвой, помощь Тохтамышу в 1382 г.) и с той и с другой (в 1382 г. и от Тохтамыша и от Донского). В 1385 г., Олег воспользовавшись ослаблением Москвы, после нашествия Тохтамыша, захватывает Коломну и только при участии Сергия Радонежского была предотвращена очередная междоусобная война, Олег навеки мирится с Дмитрием Донским и в 1387 г. состоялась свадьба его сына Федора на дочери Дмитрия Софье: к тому же интересы зятя, смоленского князя Юрия Святославича, требуют особого внимания к агрессивной политике Витовта Литовского, стремящейся захватить Смоленск. Столкновения с Витовтом на Литовской и Рязанской территории (1393—1401) и с мелкими татарскими отрядами на границе не позволяют Олегу думать о возвращении ряда населенных мест, уступленных Москве еще в 1381 г.
Перед самым концом жизни, мучимый раскаянием за всё, что было в ней темного, он принял иночество и схиму под именем Иоаким, в основанном им в 18 верстах от Рязани Солотчинском монастыре . Там жил он в суровых подвигах, нося власяницу, а под ней стальную кольчугу, которую не захотел надеть, чтобы оборонять отечество против Мамая. Инокинею окончила свою жизнь и его супруга — княгиня Евфросинья. Их общая гробница находится в соборе обители.

Автор: Алексеева Е.А. Брусницын Л.И. (1784/86 - 1857)

Brusnicin 102Брусницын Лев Иванович (1784/86 - 1857 гг.) - сын мастерового, с 1795 г. начал работать на Екатеринбургских золотых приисках, промывальщиком на золотодробильной фабрике. За усердие в 1813 г. утверждён похштейгером. Много лет проводил поиски рассыпного золота, в 1814 г. открыл существование золотоносных слоёв в долинах рек Урала (в отличие от малоэффективной лоточной старательной промывки на берегах). Изобрёл механизмы и проработал  технологию промышленной добычи рассыпного золота. Направлялся во все регионы России, где обучал и внедрял свой метод поиска и добычи, что привело к перевороту в золотодобывающей промышленности и позволило России к 1830 году выйти на первое место в мире по добыче золота. В 1814 г. получает чин обер-похштейгера, а в 1835 г. - чин обер-штейгера. В 1845 г. ушёл в отставку, был награждён серебряной медалью.

Автор: Алексеева Е.А. Зелёный Яр

Zeleniy Yar 102

   Портрет мужчины 50-60 лет из погребения 27 историко-культурного объекта у поселка Зелёный Яр (г. Салехард, ЯНАО Тюменской области), включающий погребения двух периодов раннего средневековья (VIII-IX вв. и XII-XIII вв.).  Восстановление внешности мумифицированного мужчины проведено с использованием компьютерной томографии и 3D-печати. 

Автор: Алексеева Е.А. Сергеляхское захоронение

   SERGELAHSKOE 102Сергеляхское захоронение было найдено в районе Сергеляхского шоссе, г. Якутск, Республика Саха (Якутия). По AMS-датированию возраст погребения - середина XV-начало XVI вв., т.е. оно относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.
   Останки в погребении принадлежат мужчине, погибшему в возрасте 35-45 лет. Повреждения черепа указывают на смерть человека от ран, нанесенных клинковым оружием. 

Автор: Нечвалода А.И. Курганный могильник Мандесарка-6

mandes2.jpg   Скульптурная реконструкция по искусственно деформированному черепу женщины из курганного могильника Мандесарка-6 (Челябинская обл.). Позднесарматская культура II-III вв. н.э. Автор раскопок Мария Макурова. Автор Алексей Нечвалода. Тонировка реконструкции Елена Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски. Экспонирование: Музей-заповедник «Аркаим».

           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 mandes1.jpg

Arkaim_f.jpg

Автор: Алексей Нечвалода. Последний император инков Атаульпе (?)

Скульптурная реконструкция по мануальной модели черепу № 34640 (предположительно идентифицируемый, как принадлежащей последнему императору инков Атаульпе (?)) хранящемуся в Музее человека в Париже.Фото черепа предоставлены Музеем человека.

Автор Алексей Нечвалода. Матерал: пластик, акриловые краски.ataualpa.jpg


Атауальпа_1.jpg

Автор: Никитин С.А. "Уржарская принцесса"

   Скульптурная реконструкция по черепу женщины из Уржарского района Восточно-Казахстанской области, где в одном из курганов было найдено неграбленое погребение женщины сакского времени.    При погребенной обнаружены керамические и деревянные сосуды и кости жертвенного животного - овцы. На костях человеческого скелета сохранились остатки ткани от одежды синего и зеленого цвета. У головы погребенной найдены золотые серьги и каменный жертвенник - непременный атрибут женских захоронений того времени.    Наибольшую ценность представляет остроконечный золотой головной убор, богато украшенный растительными узорами и зооморфным орнаментом. Головной убор имеет также стреловидные навершия украшенные спиралью из золотой проволоки. Нижняя часть изделия была украшена древними зергерами рифлёными подвесками. По форме и орнаментальному воплощению, находка напоминает народные казахские женские головные уборы саукеле и борик. Фото: О. Белялов    

Автор: Алексей Нечвалода. Реконструкция по черепу мужчины из срубно-алакульского могильника Ташла I

   Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из курганного могильника Ташла-I. Срубно-алакульский синкретический могильник. Раскопки Янины Рафиковой. Автор Алексей Нечвалода. Материал: гипс тонированный. Экспонирование: Национальный музей Республики Башкотостан.           

Автор Нечвалода А.И.: Реконструкция по черепу мужчины позднесарматского времени из могильника Танабереген II

   Скульптурная реконструкция по черепу мужчины с искусственно деформированному черепу из могильника Танаберген II. Позднесарматская культура III в. н. э. (Западный Казахстан). Раскопки Армана Бисембаева.    Автор Алексей Нечвалода. Материал: гипс тонированный. Экспонирование: Актюбинский историко-краеведческий музей.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из к. 16 мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

   berel_male.jpg Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.
   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.
   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из к. 16 мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

    Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу женщины из к. 16, мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

   Скульптурная реконструкция по черепу женщины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан  

Автор: Алексеева Е.А. Реконструкция лица по черепу мужчины из могильника Устюг 1 (Бакальская культура)

   Курганный могильник Устюг 1 (V-VI вв. н.э.), бакальская культура. Портрет мужчины 35 - 40 лет. Расположен в среднем течении р. Тобол, на территории Заводоуковского р-на Тюменской обл. Раскопки Матвеевой Н.П. 2009-2012 гг.

Об антропологе Леониде Теодоровиче Яблонском (Герасимова М.М., в.н.с Центра физической антропологии ИЭА РАН)

   14 июня скоропостижно скончался Леонид Теодорович Яблонский, не дожив до своего 66-летия чуть меньше месяца.1_yablonski.jpg   Леонид Теодорович Яблонский известен в археологической среде как крупный неординарно мыслящий ученый, специалист в области золотоордынской археологии, археологии Хорезма и сарматологии, удачливый полевой исследователь, вошедший не только в отечественную, но и мировую науку раскопками элитных сарматских некрополей. Причем кажущаяся удачливость – это результат упорного, достаточно тяжкого, планомерного труда, чувства долга и огромной увлеченности. Его известность в археологии оставляет в тени его научную деятельность в антропологии. Между тем, он начинал именно как антрополог. Так же, только с точностью до «наоборот» говорили о Михаиле Михайловиче Герасимове его биографы, характеризуя его как археолога, научная деятельность которого была в тени его антропологической.
Отечественные антропологи, безусловно, воспринимали Леонида Теодоровича, как коллегу, специалиста в области палеоантропологии довольно широкого пространственно-временного спектра.
   

   Очень тяжко писать некролог о человеке, который младше тебя на полтора десятка лет, мучительно тяжело, если тебя связывает с ушедшим более, чем полувековая дружба и коллегиальные отношения. Без ложной скромности скажу, что именно я привела юного студента исторического факультета в специальность, и в силу своих слабых сил способствовала тому, что он вырос в ученого мирового плана. Начинал Леонид Теодорович свою осознанную научную деятельность в Лаборатории пластической реконструкции под руководством М.М.Герасимова. Герасимов как раз подыскивал молодого сотрудника, который мог бы, после соответствующей подготовки, в своей работе осуществлять междисциплинарный подход к изучению палеоантропологических материалов, в равной степени владея методологией и методами археологии и антропологии, этих двух смежных наук. Увы, судьбе было угодно распорядиться так, что М.М.Герасимов вскоре скончался, и Леониду Теодоровичу, просто Леничке, как его все называли, не пришлось поработать с ученым, который, однако, навсегда, привил ему величайший интерес и уважение к антропологическому факту. Окончив Университет по специальности археолога, прослужив год в армии, Леонид Теодорович вернулся в Лабораторию. Формированием его, как антрополога и специалиста в области реконструкции лица по черепу, занялись ученицы М.М.Герасимова – Г.В.Лебединская и Т.С.Сурнина.

2_yablonski_udyVtUr.pngЛ. Яблонский. Армейское фото, 1973 г.

   Первая большая статья Л.Т (еще студенческая работа, но она достаточно долго пролежала в редакционном портфеле) была посвящена исследованию палеоантропологического материала из раскопок С.А.Изюмовой городища у с. Супруты в Тульской области. Эта его первая работа сразу обратила на себя внимание своей обстоятельностью, добротностью, хорошим морфологическим анализом краниологической серии. Кроме подробного антропологического анализа в статье приведены графические реконструкции, выполненные по методу Герасимова. А при анализе травм, обнаруженных на скелетах, Л.Т. исходил из принципов диагностики и дифференциации следов повреждений, применяемых в современной криминалистической практике. И описание травм сопровождалось профессиональным археологическим описанием того оружия, которым они могли быть нанесены (Яблонский, 1977). Эта тема получила продолжение лишь в краткой тезисной форме (Яблонский, 1983) и не была в то время поддержана и развита отечественными антропологами (зато сейчас, к сожалению, рамки палеоантропологии часто сужены до описания травм и патологий).0_LTYablonsky_Filipovka_1469476173.jpg.814x610_q85.jpg   Успешно овладевая методом, Леонид Теодорович, помня о пожеланиях своего учителя, поступает в аспирантуру к крупному специалисту по палеоантропологии Поволжья и Средней Азии – Т.А.Трофимовой. В Поволжской экспедиции Г.А.Федорова-Давыдова на раскопках мусульманских некрополей Водянского и Селитренного городищ ему крупно повезло. Герман Алексеевич Федоров-Давыдов, его университетский преподаватель, человек незаурядного ума и прекрасных человеческих качеств, обратил внимание на молодого археолога, занимающегося сбором палеоантропологического материала. Под его руководством Л.Т.Яблонский попытался впервые использовать статистические методы в работе над погребальными мусульманскими памятниками. Палеоантропологический материал из этих погребений, рассмотренный в коннексии с данными археологии, позволил выявить наличие связей между физическими особенностями, социальным и этническим факторами в золотоордынском городском обществе. Вскоре он защищает диссертацию «Население средневековых городов Поволжья (по материалам мусульманских могильников)», носящую ярко выраженный междисциплинарный характер.
   Подобных работ об антропологических особенностях золотоордынского городского населения в контексте типологии особенностей мусульманского обряда, невзирая на интенсивное накопление и палеоантропологического и археологического материала, я больше в литературе не встречала. Эта диссертация была опубликована в качестве одной из трех глав монографии трех авторов «Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы» (Герасимова, Рудь, Яблонский, 1987). Из материалов трех диссертаций, написанных и защищенных в разное время, Л.Т. удалось создать хорошую книгу. Это не просто три работы под одной обложкой. Эта книга на основе изучения палеоантропологического материала освещает вопросы этнической истории раннегосударственных образований на территории Восточной Европы – Боспорского царства, Волжской Болгарии и Золотой Орды. Использованные палеоантропологические материалы объединяет, прежде всего, их географическая привязанность: все они попадают в зону постоянных контактов монголоидной и европеоидной рас. Кроме того, они прямо или косвенно связаны с регионом, получившим в литературе название «степной коридор», в котором на протяжении тысячелетий прослеживаются волнообразные широтные миграции скотоводческого населения. Использование палеоантропологических материалов имело своей целью решение спорных вопросов, выдвигаемых конкретной исторической проблематикой, что определяло своеобразие каждой из глав, а объединяло, прежде всего, на базе общей методологии и методики стремление проследить определенные закономерности в сложных взаимодействиях субстрата и суперстрата в раннеклассовых общностях. Каждое из упомянутых государств рассматривалось в качестве конкретной исторической модели типов взаимоотношений местного и пришлого населения, объединенного в рамках государственности.
   Несмотря на успешные опыты Л.Т. в области реконструкции лица по черепу (за свою жизнь Леонид Теодорович создал более 25 скульптурных портретов), он был переведен из Лаборатории в Хорезмскую археолого-этнографическую экспедицию Института этнографии АН СССР под предлогом усиления достаточно «пожилого» состава ее молодым энергичным сотрудником. И он с головой уходит в археологическую деятельность. Длящиеся по полгода полевые сезоны почти не оставляют времени для научной работы. В 1981-86 гг он копает курганы в Северной Туркмении, в Присарыкамышье, в дельте Сырдарьи в Приаралье. Тем не менее, он не бросает своего увлечения антропологией. Им написано в эти годы несколько работ, посвященных антропологии неолитического и эпохи ранней бронзы населения Северной Туркмении и Прикаспия. Хочу остановиться на одной небольшой работе, написанной почти четверть века тому назад, потому что она представляет собой яркий образец не формального, не традиционного, а творческого, поискового исследования, и свидетельствует о Л.Т. как о хорошем наблюдательном морфологе – «Антропология неолитического населения Северной Туркмении» (Яблонский, 1986). Тот самый интерес к антропологическому факту, о котором я писала выше, повлек за собой обстоятельное, единственное в своем роде, исследование, проведенное на широком историко-географическом фоне. Не следует забывать, что в то время вычислительная техника в нашей стране еще не получила широкого распространения, все сопоставления, математические выкладки, делались практически вручную, и только увлеченность, трудолюбие и взыскательность исследователя позволили провести эту колоссальную работу, которая сейчас решается нажатием всего нескольких «кнопок». В результате было установлено своеобразие кельтеминарской серии по сочетанию ряда морфологических особенностей, которые не входят в традиционный набор анализируемых признаков, и выявлена существенная разница между нею и рассмотренными средиземноморскими группами, и обнаружены заметные параллели с некоторыми неолитическими сериями Северной Европы. Эта небольшая работа блестяще подтверждает высказанное ранее В.В.Бунаком, а затем и И.И.Гохманом, предположение об участии переднеазиатских форм в формировании неолитического и энеолитического населения Европы.
   В 1986 г. в соавторстве с А.В.Виноградовым м и М.А.Итиной в Трудах Хорезмской археолого-этнографической экспедиции выходит монография, из четырех глав которой две написаны Л.Т.Яблонским. Одна из глав посвящена антропологическим особенностям погребенных в могильнике Тумек-Кичиджик. Л.Т. развивает высказанную ранее гипотезу, привлекая всю сумму знаний об археологии и палеоантропологии этого памятника, и приходит к важным выводам этногенетического плана, а именно – что, вероятнее всего, кельтеминарцы вошли в состав одной из групп ранненеолитического населения Средиземноморья, двинувшихся на север в результате перенаселения района с быстро развивающимся производящим хозяйством. В процессе миграции на север кельтеминарцы неоднократно вступали в прямые контакты с племенами, носителями протоевропеоидного антропологического типа. Вторая глава, принадлежащая перу Яблонского, посвящена материалам из могильника Кокча-3. Подробный внутригрупповой анализ серии показал преобладание в ней гиперморфного мезокранного компонента, выраженного наиболее ярко в женской выборке. Соглашаясь с мнением Т.А.Трофимовой о срубно-андроновской основе тазабагъябского населения Южного Приаралья, Л.Т. категорически возражает против наличия здесь «индо-дравидоидного» компонента, выделенного в свое время Т.А.Трофимовой, придерживающейся индивидуально-типологического метода исследования.
   Леонид Теодорович проработал в Хорезмской экспедиции 10 лет, и это был период интенсивного накопления и осмысления материалов, отразившегося в его творчестве в равной степени в антропологических и археологических публикациях. В 1990 г. Леонида Теодоровича приглашает в Институт археологии РАН его старший коллега, директор Института, академик В.П.Алексеев. В 1991 г. Л.Т. защищает докторскую диссертацию «Население Южного Приаралья в раннем железном веке (археология и антропология могильников)» и начинает работать в Отделе скифо-сарматской археологии, активно участвуя в археологических раскопках, организуя экспедиции, сочетая эту свою деятельность с написанием больших, подводящих итоги его работы в Хорезмской экспедиции, монографий. С 2002 года он становится заведующим Отделом скифо-сарматской археологии. Тем не менее, он находит время и для антропологических исследований, органично входящих в круг его занятий и интересов. К этому же времени его работы в отделе относится ряд его работ, посвященных антропологии древнейшего населения Среднего Поволжья эпохи неолита и бронзы
   Большое пространство в научном творчестве Л.Т.Яблонского занимает осмысление методологических проблем, связанных с выяснением соотношений понятий «этнос и этническая принадлежность», «физический тип населения», «археологическая культура» и т.д. Этим вопросам, которые ставились и в известной мере решались на конкретных материалах, было посвящено значительное число работ Л.Т.. Конкретными материалами послужили результаты авторских раскопок, которые велись, начиная с 80-ых годов прошлого века, на территории древней Присарыкамышской дельты Амударьи. Специальный археолого-антропологический отряд под руководством Л.Т. направлено занимался археологическим исследованием некрополей и сбором палеоантропологического материала. Исследованиям в области палеоантропологии отводилась важнейшая роль в решении проблем этногенетического плана. Три монографии, по собственному признанию автора, являются итогом его работы в области археологии и палеоантропологии Хорезма (Яблонский, 1996, 1999; Итина, Яблонский, 1997).
   В этих работах Л.Т. развивает свои взгляды на соотношениях модусов этногенеза и расогенеза и механизмы расообразования. Археологические материалы, представленные в этих работах, дополняют сложившееся в науке представление о культурогенезе степного населения Евразии. Позиция автора состоит в том, что культура древних скотоводов Южного Приаралья была не просто связана с кругом культур сакского типа, но составляла неотъемлемую часть сако-массагетского мира. Внутри сакской историко-этнографической области Л.Т.Яблонский выделяет два историко-этнографических района, Присарыкамышский и Нижнесырдарьинский, каждый из которых рассматривает, как микроочаги своеобразных этнических процессов. Присарыкамышский район не имеет в Приаралье корней в силу экологических обстоятельств. Он сформировался в эпоху становления культур сакского типа. Археологически доказанным является факт миграции скотоводческого населения в Присарыкамышье в эпоху раннего железа, а заселение его после длительного промежутка, так сказать, с чистого листа, делает этноисторическую ситуацию в этом регионе уникальной, позволяет рассматривать этнические процессы, протекающие здесь в качестве модели общерегионального плана.

3_yablonski.pngЛ. Яблонский на раскопках в Филипповке, 2005 г.

   Не будучи формально учеником В.П.Алексеева, он был его самым последовательным приверженцем концепции этногенеза, как проблемы исторической науки в целом, решаемой различными дисциплинами внутри исторической науки, в том числе и исторической антропологией.     Безусловно, такая трактовка рассматривать этногенетическое исследование как комплекс гуманитарных наук, в котором центральное место помимо собственно истории занимает так называемая «Анучинская триада», весьма импонирует Л.Т.Яблонскому, археологу и антропологу, активно работающему в этой области (Яблонский, 1985, 2009, 2011, 2015; Малашев, Яблонский, 2008). Для бесписьменных народов Л.Т. предавал большое значение в реконструкции этногенеза и этнической истории именно археологическим данным, которые должны лежать в основе хронологической и типологической группировки палеоантропологических материалов, без которой они молчат. Однако, при перекрестной перепроверке данных смежных исторических дисциплин, Л.Т. подчеркивал приоритет антропологических данных в ходе такой перепроверки. Теоретически, коннексия археологических и антропологических материалов является тем методическим приемом, который позволяет, и ставить, и решать многие конкретные вопросы, связанные с происхождением и этнической историей отдельных групп населения.     Однако, в настоящий момент специализация в различных отраслях достигла таких степеней, что знания в смежных науках не всегда адекватно интерпретируются специалистами в других областях знаний. В данном случае одинаковое владение методологией и методическими приемами в археологии и антропологии делает Л.Т. Яблонского крупнейшим специалистом в обеих областях.
   Следует отметить также ярко выраженную гражданскую позицию Л.Т. как ученого, занимающегося проблемами расоведения. Его беспокоили тенденции, возникающие в обществе, некомпетентность высказываний не только на обывательском и околонаучном уровне, но и в выступлениях политологов и общественных деятелей, представителей средств массовой информации, смешивающих такие понятия, как раса, этнос, национальность, языковая семья, культурное сообщество и т.д. (Яблонский, 2001; Yablonsky, 2001), что порождало в высшей степени опасные теории о биологической природе этносов. Поэтому он принимал самое активное участие в подготовке текста резолюции по позициям отечественных антропологов в области расоведения, затем в подготовке брошюры «Проблема расы в российской физической антропологии», где выступал не только как составитель и редактор, но и как активный автор.
   Поистине титанический труд был проделан Л.Т.Яблонским по созданию «Антропологического словаря». Он представляет собой справочное издание, содержащее более 2600 кратких определений основных терминов и понятий современный антропологической науки. Это первое в нашей стране осуществленное издание подобного рода.
   Заканчивая обзор научной деятельности Леонида Теодоровича в области антропологии, следует остановиться на довольно значительной коллекции выполненных им скульптурных и графических реконструкций.
   Леонид Теодорович был незаурядной личностью, человеком обязательным и требовательным к себе, он был таким же и по отношению к коллегам. Эта гипетребовательность была помехой как в некоторых взаимоотношениях, так и в собственной работе, он всегда стремился все сделать хорошо и во время, работал не щадя «живота» своего, будучи тяжело больным человеком, он продолжал экспедиционные работы в тяжелых малобюджетных и климатических условиях.
   Любая смерть кажется нам несправедливой, обидной, оставляющей зияющие пустоты в нашем окружении. Но так обидно именно за тех, кто уходит раньше ему предназначенного срока.
   Как показывает этот короткий очерк профессиональной антропологической деятельности Л.Т.Яблонского, Леонид Теодорович играл существенную роль в развитии физической отечественной антропологии, и наше сообщество скорбит о потере. А для меня был хорошим и верным другом, которого мне будет очень недоставать.

 

Литература

 

  1. Антропологический словарь. Отв. ред. Яблонский Л.Т. М.: Классикс Стиль, 2003.
  2. Виноградов А.В., Итина М.А., Яблонский Л.Т. Древнейшее население низовий Амударьи. Археолого-палеоантропологическое исследование // Труды Хорезмской археолого-этнографиеской экспедиции Т.XV.М.:Наука, 1986.
  3. Герасимова М.М., Рудь Н.М., Яблонский Л.Т. Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы. М.: Наука, 1987.
  4. Итина M. A. , Яблонский Л. Т. Саки Нижней Сырдарьи (по материалам могильника Южный Тагискен) / РАН ин-т археологии; ин-т этнологии и антропологии. M. : "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 1997.
  5. Малашев В.Ю. Яблонский Л.Т. Степное население Южного Приуралья в позднесарматское время. М.: Восточная литература, 2008.
  6. Проблема расы в российской физической антропологии. Ред. Т.И. Алексеева, Л.Т. Яблонский. М., 2002.
  7. Яблонский Л.Т. Серия черепов из раннеславянского городища у с. Супрута // Вопросы антропологии. Вып.54. М.: МГУ, 1977. С. 190–211.
  8. Яблонский Л.Т. О некоторых принципах диагностики и дифференциации следов повреждений и трепанаций в краниологических сериях // Проблемы современной антропологии. Отв.ред. Б.А.Никитюк. Минск, 1983. С.67–70.
  9. Яблонский Л.Т.К краниологии кельтеминарцев // Сов.этнография. № 2. 1985. С.127–140.
  10. Яблонский Л. Т. Антропология неолитического населения Северной Туркмении // Проблемы эволюционной морфологии человека и его рас. М.: Наука, 1986.
  11. Яблонский Л.Т. Саки Южного Приаралья (археология и антропология могильников) /РАН ин-т археологии; ин-т этнологии и антропологии. М.: Тимп, 1996.
  12. Яблонский Л.Т. Некрополи древнего Хорезма (археология и антропология могильников).М.: Восточная литература РАН, 1999.
  13. Яблонский Л.Т. Отрицание рас: против расизма или навстречу расизму? // IV Конгресс этнографов и антропологов России. Тезисы докладов. М. 2001.
  14. Яблонский Л.Т. От антропологии Бунака и Дебеца, исторической антропологии Алексеева к биоархеологии Jane Buikstra: путь куда? // Вестник антропологии. Вып. 17. М: ИЭА РАН, 2009. С. 14–19.
  15. Яблонский Л.Т. Кризис концепции этногенеза? // Вестник антропологии. Вып.19. М: ИЭА РАН, 2011. С. 96–103.
  16. Яблонский Л.Т. Саки в дельте Окса. М.: Новое время, 2015.
  17. Yablonsky L. Contrasting views of the “Race” concept in the Russian and American Physical Anthropology. // American Journal of Physical Anthropology. Supplement 32. New York. 2001

Источник: politru_logo_2012.jpg

Поделиться:
Поделиться:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • Слайдер 1
    Слайдер 1
  • Слайдер 2
    Слайдер 2
  • Слайдер 3
    Слайдер 3
  • Слайдер 4
    Слайдер 4
  • Слайдер 5
    Слайдер 5
  • Слайдер 6
    Слайдер 6
  • Слайдер 7
    Слайдер 7
  • Слайдер 8
    Слайдер 8
  • Слайдер 9
    Слайдер 9
  • Слайдер 10
    Слайдер 10

Сейчас на форуме

Форум закрыт
^ Наверх