Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины алакульской культуры эпохи бронзы. Селивановский могильник / Абзелиловский район РБ. Автор Нечвалода А. И.

Автор: Веселовская Е.В.

Пластическая реконструкция выполненная по мужскому черепу из кургана 2 могильника Аралтобе (Атырауская область). Могильник исследован Западно-Казахстанской археологической экспедицией под руководством З.Самашева в 1999 году.
Автор пластической реконструкции канд. биол. наук, доцент, старший научный руководитель лаборатории антропологической реконструкции Центра физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН Е.В. Веселовская

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины гунно-сарматского времени. Могильник Соленый Дол / Челябинская область.

Автор: Герасимов М.М.

Качуг (р. Лена) Раскопки Окладникова А.П.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины золотоордынского времени. Мавзолей Хусейн-бека / Чишминский район РБ.

Автор: Герасимов М.М.

Китойский могильник находится на лев. бер. Ангары в 5 км ниже устья р. Китоя (в местности «Ярки»). В 1880—81 Н. И. Витковский произвел здесь раскопки 24 могил неолитической культуры. По богатству найденного погребального инвентаря К. м. является первоклассным доисторическим памятником

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины кыпчака золотоордынского времени. Могильник Линевка I / Оренбургская область.

 

Автор: Лебединская Г.В.

Скульптурная реконструкция выполненная по черепу мужчины из кургана у с. Квасниковка, Саратовская область, недалеко от г. Энгельса. Погребение датировано XII-XIII вв. Определено как половецкое. 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины сакской культуры. Курганная группа Иртяш 14 / Челябинская область.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 1

Atlasovskoe101
Одиночное мужское погребение с некоторыми артефактами было случайно обнаружено рабочими в 2003 г. у озера Атласовское в пригороде г. Якутск на территории ботанического сада Якутского государственного университета (ныне Северо-восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова). Положение костей указывало на сидячее положение тела в погребении. В захоронении были найдены остатки лука и колчана со стрелами.  Эта находка представляет одно из наиболее ранних древнеякутских погребений, относящихся к кулун-атахской 
Останки, обнаруженные в погребении, принадлежат мужчине, погибшему в возрасте 20-25 летпозднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.
.
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины кимака. Могильник Аулиеколь / Казахстан.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины ямной культуры. Могильник Кумсай / Казахстан.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Реконструкция лица по черепу мужчины из кургана 5 могильника Талды II. Могильник расположен недалеко от села Касыма Аманжолова, 300 км. от г. Караганда Республики Казахстан. Погребение соотносится с тасмолинской культурой раннего железного века. Автор раскопок А.З. Бейсенов. 

Автор: Алексеева Е.А. Зелёный Яр

Zeleniy Yar 102

   Портрет мужчины 50-60 лет из погребения 27 историко-культурного объекта у поселка Зелёный Яр (г. Салехард, ЯНАО Тюменской области), включающий погребения двух периодов раннего средневековья (VIII-IX вв. и XII-XIII вв.).  Восстановление внешности мумифицированного мужчины проведено с использованием компьютерной томографии и 3D-печати. 

Автор: Герасимов М.М.

Маркина гора (Костёнки XIV) — палеолитическое поселение возрастом около 37 тыс. лет близ села Костёнки Хохольского района Воронежской области. Находится на второй надпойменной террасе правого берега реки Дон, на мысу, носящем название Маркина гора. Относится к группе поселений Костёнковско-Борщёвские стоянки или Костёнковский комплекс стоянок.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины срубной культуры эпохи бронзы. Хусаиновские курганы / Давлекановский район РБ.

Автор: Пежемский Д.В.

Графическая реконструкция человека из Нижней Джилинды (Северная Бурятия)

Автор: Алексеева Е.А. Погребение из могильника Карасье IX

Karasye 102   Череп принадлежит женщине 35-40  лет  из погребения 2, кургана 11 могильника Карасье 9. Раскопки Шараповой С.В.
   Могильник относится к саргатской культуре, датируется эпохой раннего железа.
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины сармата. Филипповские курганы / Оренбургская область.

Автор: Алексеева Е.А. Святилище Усть-Полуй.

   Ust poluy 102Комплекс Святилище Усть-Полуй, расположенный в черте г. Салехард. В целом комплекс датируется преимущественно эпохой раннего железа и связан в той или иной мере с кулайской культурной общностью. Портрет женщины зрелого возраста.

Автор: Герасимов М.М.

Маркина гора (Костёнки XIV) — палеолитическое поселение возрастом около 37 тыс. лет близ села Костёнки Хохольского района Воронежской области. Находится на второй надпойменной террасе правого берега реки Дон, на мысу, носящем название Маркина гора. Относится к группе поселений Костёнковско-Борщёвские стоянки или Костёнковский комплекс стоянок.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины эпохи неолита из погребения в гроте Камнгь Дождевой / Сведловская область.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Бердикожа-батыр (1708-1786) - государственный деятель, полководец, происходил из рода шынышкылы древнего племени уйсын Старшего жуза, издревле занимавшего плодородные земли по рекам Талас, Арысь и удобные для ведения скотоводства предгорья Каратау. Предположительно, батыр родился в 1708 году в местности Шыршык (Чирчик) в междуречье Сырдарьи и Келеса в семье охотника Арык мергена. Бердыкожа-батыр участвовал во всех крупных битвах казахов с джунгарами и волжскими калмыками (по некоторым данным, это более чем 100 сражений). Казахская устная историо­логия повествует и о том, что он руководил крупным ополчением казахов Старшего жуза в составе единой освободительной армии хана Абылая во время сражений против джунгар, а в 1756 году храбро сражался в рядах армии Абылай-хана против вторгшихся в Казахстан многочисленных войск китайцев. В 1771 году во время «пыльного похода» Шанышкылы Бердыкожа-батыр активно воюет с волжскими калмыками, попытавшимися весной через Сарыарку переселиться на опустевшую после джунгар территорию. 
В начале января 1786 года в очередном походе против кыргызов трагически погибает Бердыкожа-батыр. Об этом скорбном для казахов событии подробно написал А. Левшин в своем знаменитом труде «Описание киргиз-казацких или киргиз-кайсацких орд и степей»: «Еще более пострадал от бурутов киргиз-казачий старейшина Бердыкожа…Отчаянный старейшина киргиз-казачий, зная нравы своих неприятелей, не мог надеяться на счастие в будущем, и потому с намерением ускорить конец свой, заколол бурута (кыргыза. – Авт.), который вез его к своему родоправителю. Раздраженные поступком сим буруты немедленно остановились и умертвили Бердыкожу самым бесчеловечным образом. Сначала отрубили ему голову, руки и ноги, потом распороли живот и сложили в оный все отсеченные члены». 
Кстати, изучение останков батыра учеными из лаборатории М. Герасимова также говорит о наличии «множества травм без следов заживления. Это свидетельствует о том, что эти травмы стали причиной смерти. Все травмы нанесены тонкими сабельными лезвиями. Несколько ранений были несовместимы с жизнью. Таким образом, убийство было крайне жестоким». 
Так, тщательное антропологическое исследование московскими учеными костей батыра показало, что на верхней трети левого плеча была глубокая рана, затронувшая кость, головка левой плечевой кости срезана очень сильным сабельным ударом, рассечена левая ключица, отсечен фрагмент правого сосцевидного отростка височной кости черепа, а также повреждены внутренние нижние поверхности нижней челюсти. 
Практически полная сохранность всех элементов скелета указывает на то, что тело все же не было осквернено. Видимо, в то время враг умел уважать достойного соперника.
По древним обычаям казахов его мазар был возведен на древней караванной дороге, связавшей города-оазисы Семиречья и присырдарьинского региона с северными и северо-восточными районами Казахской степи и с Западной Сибирью. Место захоронения батыра было зафиксировано и на карте Семипалатинской области, составленной во второй половине XIX века офицерами Генштаба Российской империи, и столетие спустя – на советской карте. 
К настоящему времени остались развалины мавзолея, возведенного в конце XVIII века. В июле 2011 года Институт архео­логии им. А. Маргулана организовал комплексную археолого-этнологическую экспедицию, которая точно определила место захоронения славного батыра. По словам местных жителей, мазар практически в целости и сохранности просуществовал до 60-х годов XX века. 
Он был возведен из сырцового кирпича, основание имело квадратную форму с размером каждой стороны в 6,5 м, толщина стен доходила до полуметра. Купол имел шлемовидную форму. 
 
 
Результаты экспертизы останков были опубликованы на сайте Евразийского государственного университета им. Л.Н. Гумилева:
 
 
 
 
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины сакской культуры. Могильник Кумкуль / Челябинская область.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины эпохи энеолита с поселения Гладунино 3 / Курганская область.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 2 (анфас)

Atlasovskoe 201

Атласовское 2 захоронение было обнаружено в 2014 г. в районе Ботанического сада Северо-Восточного федерального университета, также случайно. В могильной яме были железные стремена и удила, нож в берестяных ножнах, железные ножницы, металлические детали головного убора, серьга, кожаные детали нагрудника с нашитыми металлическими бляшками. Останки принадлежали женщине, умершей в возрасте 30-40 лет. Захоронение датируется XIV-XVII вв. (углеродное датирование), относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Реконструкция лица по черепу мужчины из кургана 4 могильника Талды II. Могильник расположен недалеко от села Касыма Аманжолова, 300 км. от г. Караганда Республики Казахстан. Погребение соотносится с тасмолинской культурой раннего железного века. Автор раскопок А.З. Бейсенов. 

 

Автор: Герасимов М.М.

Сунгирь 1 - пластическая реконструкция по черепу мужчины 40-50 лет, останки которого были найдены на верхнепалеолитической стоянке древнего человека на территории Владимирской области. Стоянка находится на восточной окраине Владимира в месте впадения одноимённого ручья в реку Клязьма, в километре от Боголюбово. Обнаружена в 1955 году при строительстве завода и исследована О. Н. Бадером.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 2 (профиль)

   Atlasovskoe 202Атласовское 2 захоронение было обнаружено в 2014 г. в районе Ботанического сада Северо-Восточного федерального университета, также случайно. В могильной яме были железные стремена и удила, нож в берестяных ножнах, железные ножницы, металлические детали головного убора, серьга, кожаные детали нагрудника с нашитыми металлическими бляшками. Останки принадлежали женщине, умершей в возрасте 30-40 лет. Захоронение датируется XIV-XVII вв. (углеродное датирование), относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Рязанский князь Олег Иванович (1340?-1402). Княжил с 1350 по 1402 г.
Олег Иванович, в схиме Иоаким (ум. в 1402 году) — великий князь Рязанский с 1350 года. Наследовал княжение по смерти Василия Александровича. По одной из версий, сын князя Ивана Александровича (и племянник Василия Александровича), по другой версии - сын князя Ивана Коротопола. 
У князя Олега была трудная и противоречивая судьба и посмертная недобрая слава, которая была создана московскими летописцами и дошедшая до наших дней. Изменник, ставший все же святым. Князь, которого окрестили «вторым Святополком» на Москве, но которого любили рязанцы и были верны ему и в победах и после поражений, который является яркой и значимой фигурой в жизни Руси XIV века. Примечателен факт, в докончальной грамоте 1375 года между Дмитрием Ивановичем Донским и Михаилом Александровичем Тверским — основными конкурентами за господство и великое княжение Владимирское, в качестве третейского судьи по спорным делам указан князь Олег Рязанский. Это свидетельствует о том, что Олег являлся на тот момент единственно авторитетной фигурой, великим князем, не стоявшим ни на стороне Твери, ни на стороне Москвы. Более подходящую кандидатуру на роль третейского судьи найти было практически невозможно.
Княжение Олега — это ряд попыток отстоять самостоятельность и независимость рязанского княжества на татарско-московском перепутье в то время, когда национальные интересы требовали объединения русских сил в борьбе с Ордой. Отсюда, при невозможности полноценно сопротивляться ни татарам (только в запоздалом и кратковременном союзе с князем Владимиром Пронским был разбит и прогнан татарский отряд ордынского князя Тагая в 1365 г.), ни Дмитрию Донскому (в 1371 г. Олег, был разбит войсками Дмитрия Донского, под командованием князя Дмитрия Михайловича Волынского-Боброка в сражении при Скорнищево, после чего был заменен на княжестве в Рязани князем Владимиром Пронским, затем сумел вернуть себе княжение), колебания Олега то в сторону Москвы (разгром Рязани татарами в 1378 и 1379 гг. за союз с Москвой), то в сторону татар (союз с Мамаем перед Куликовской битвой в 1380 г.) и необходимость принимать удары за политическую двуличность (в 1381 г. унизительный договор о союзе с Москвой, помощь Тохтамышу в 1382 г.) и с той и с другой (в 1382 г. и от Тохтамыша и от Донского). В 1385 г., Олег воспользовавшись ослаблением Москвы, после нашествия Тохтамыша, захватывает Коломну и только при участии Сергия Радонежского была предотвращена очередная междоусобная война, Олег навеки мирится с Дмитрием Донским и в 1387 г. состоялась свадьба его сына Федора на дочери Дмитрия Софье: к тому же интересы зятя, смоленского князя Юрия Святославича, требуют особого внимания к агрессивной политике Витовта Литовского, стремящейся захватить Смоленск. Столкновения с Витовтом на Литовской и Рязанской территории (1393—1401) и с мелкими татарскими отрядами на границе не позволяют Олегу думать о возвращении ряда населенных мест, уступленных Москве еще в 1381 г.
Перед самым концом жизни, мучимый раскаянием за всё, что было в ней темного, он принял иночество и схиму под именем Иоаким, в основанном им в 18 верстах от Рязани Солотчинском монастыре . Там жил он в суровых подвигах, нося власяницу, а под ней стальную кольчугу, которую не захотел надеть, чтобы оборонять отечество против Мамая. Инокинею окончила свою жизнь и его супруга — княгиня Евфросинья. Их общая гробница находится в соборе обители.

Автор: Алексеева Е.А. Брусницын Л.И. (1784/86 - 1857)

Brusnicin 102Брусницын Лев Иванович (1784/86 - 1857 гг.) - сын мастерового, с 1795 г. начал работать на Екатеринбургских золотых приисках, промывальщиком на золотодробильной фабрике. За усердие в 1813 г. утверждён похштейгером. Много лет проводил поиски рассыпного золота, в 1814 г. открыл существование золотоносных слоёв в долинах рек Урала (в отличие от малоэффективной лоточной старательной промывки на берегах). Изобрёл механизмы и проработал  технологию промышленной добычи рассыпного золота. Направлялся во все регионы России, где обучал и внедрял свой метод поиска и добычи, что привело к перевороту в золотодобывающей промышленности и позволило России к 1830 году выйти на первое место в мире по добыче золота. В 1814 г. получает чин обер-похштейгера, а в 1835 г. - чин обер-штейгера. В 1845 г. ушёл в отставку, был награждён серебряной медалью.

Автор: Алексеева Е.А. Зелёный Яр

Zeleniy Yar 102

   Портрет мужчины 50-60 лет из погребения 27 историко-культурного объекта у поселка Зелёный Яр (г. Салехард, ЯНАО Тюменской области), включающий погребения двух периодов раннего средневековья (VIII-IX вв. и XII-XIII вв.).  Восстановление внешности мумифицированного мужчины проведено с использованием компьютерной томографии и 3D-печати. 

Автор: Алексеева Е.А. Сергеляхское захоронение

   SERGELAHSKOE 102Сергеляхское захоронение было найдено в районе Сергеляхского шоссе, г. Якутск, Республика Саха (Якутия). По AMS-датированию возраст погребения - середина XV-начало XVI вв., т.е. оно относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.
   Останки в погребении принадлежат мужчине, погибшему в возрасте 35-45 лет. Повреждения черепа указывают на смерть человека от ран, нанесенных клинковым оружием. 

Автор: Нечвалода А.И. Курганный могильник Мандесарка-6

mandes2.jpg   Скульптурная реконструкция по искусственно деформированному черепу женщины из курганного могильника Мандесарка-6 (Челябинская обл.). Позднесарматская культура II-III вв. н.э. Автор раскопок Мария Макурова. Автор Алексей Нечвалода. Тонировка реконструкции Елена Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски. Экспонирование: Музей-заповедник «Аркаим».

           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 mandes1.jpg

Arkaim_f.jpg

Автор: Алексей Нечвалода. Последний император инков Атаульпе (?)

Скульптурная реконструкция по мануальной модели черепу № 34640 (предположительно идентифицируемый, как принадлежащей последнему императору инков Атаульпе (?)) хранящемуся в Музее человека в Париже.Фото черепа предоставлены Музеем человека.

Автор Алексей Нечвалода. Матерал: пластик, акриловые краски.ataualpa.jpg


Атауальпа_1.jpg

Автор: Никитин С.А. "Уржарская принцесса"

   Скульптурная реконструкция по черепу женщины из Уржарского района Восточно-Казахстанской области, где в одном из курганов было найдено неграбленое погребение женщины сакского времени.    При погребенной обнаружены керамические и деревянные сосуды и кости жертвенного животного - овцы. На костях человеческого скелета сохранились остатки ткани от одежды синего и зеленого цвета. У головы погребенной найдены золотые серьги и каменный жертвенник - непременный атрибут женских захоронений того времени.    Наибольшую ценность представляет остроконечный золотой головной убор, богато украшенный растительными узорами и зооморфным орнаментом. Головной убор имеет также стреловидные навершия украшенные спиралью из золотой проволоки. Нижняя часть изделия была украшена древними зергерами рифлёными подвесками. По форме и орнаментальному воплощению, находка напоминает народные казахские женские головные уборы саукеле и борик. Фото: О. Белялов    

Автор: Алексей Нечвалода. Реконструкция по черепу мужчины из срубно-алакульского могильника Ташла I

   Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из курганного могильника Ташла-I. Срубно-алакульский синкретический могильник. Раскопки Янины Рафиковой. Автор Алексей Нечвалода. Материал: гипс тонированный. Экспонирование: Национальный музей Республики Башкотостан.           

Автор Нечвалода А.И.: Реконструкция по черепу мужчины позднесарматского времени из могильника Танабереген II

   Скульптурная реконструкция по черепу мужчины с искусственно деформированному черепу из могильника Танаберген II. Позднесарматская культура III в. н. э. (Западный Казахстан). Раскопки Армана Бисембаева.    Автор Алексей Нечвалода. Материал: гипс тонированный. Экспонирование: Актюбинский историко-краеведческий музей.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из к. 16 мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

   berel_male.jpg Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.
   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.
   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из к. 16 мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

    Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу женщины из к. 16, мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

   Скульптурная реконструкция по черепу женщины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан  

Автор: Алексеева Е.А. Реконструкция лица по черепу мужчины из могильника Устюг 1 (Бакальская культура)

   Курганный могильник Устюг 1 (V-VI вв. н.э.), бакальская культура. Портрет мужчины 35 - 40 лет. Расположен в среднем течении р. Тобол, на территории Заводоуковского р-на Тюменской обл. Раскопки Матвеевой Н.П. 2009-2012 гг.

Денис Пежемский: «слишком многое указывает на то, что это подлинные останки»

   Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института и Музея антропологии МГУ им. М.В. Ломоносова, член Патриаршей комиссии по изучению «Екатеринбургских останков» Денис Пежемский рассказывает о том, почему обязательно нужна антропологическая экспертиза при исследовании останков и какими проблемами она занимается, как отвечает на вопросы о возможном сожжении тел, уничтожении их серной кислотой, отсечении голов от туловищ, как определяет пол и возраст убитых, а также о «лишнем» зубе, нелишних костях и реконструкциях лица по черепу.

272997.p.jpg

Денис Пежемский за работой над исследованием черепов из Илимска, Благовещенск, 2013 г.

О важности антропологической экспертизы

– Уважаемый Денис Валерьевич, вы принимали участие в качестве эксперта-антрополога в последнем исследовании «екатеринбургских останков», извлеченных из могилы в Поросёнковом Логу в июле 1991 года. Какие вопросы перед вами поставило следствие? Как называется экспертиза, над которой вы работали? Почему к расследованию привлекли вас, академического ученого, разве не хватает экспертизы профессиональных судмедэкспертов? Что может добавить антрополог в судебную экспертизу?
– Спасибо за этот вопрос, тем более что в нем содержится и одно из самых главных заблуждений – тезис о том, что проблема «екатеринбургских останков» – это проблема исключительно судебно-медицинская. Если бы это было так, она давно была бы решена.
   Та часть работы, которую мы выполняли, называется антропологической экспертизой. Физическая антропология – это биологическая наука, изучающая изменчивость человеческого организма во времени и пространстве, в том числе изменчивость скелетной системы. Эта область знания не очень хорошо известна широкой общественности, не «разрекламирована», результаты работы антропологов-биологов редко освещаются в СМИ. В силу этого многим непонятно, что делает антрополог рядом с судебными медиками, и наоборот. По этой же причине многие путают работу судебно-медицинского эксперта, действительно имеющего дело время от времени с человеческими костями, с работой антрополога (особенно палеоантрополога!), имеющего дело с костями постоянно. Задачи, обычно стоящие перед судебными медиками, – это профессиональная оценка повреждений тела пострадавшего, установление причин смерти, идентификация личности. В случае со скелетированными останками необходимо определить пол, возраст, особенности телосложения погибшего. Иногда судебный медик «вторгается», условно говоря, в нашу область, например в случае определения антропологического типа, расовых особенностей индивида, но делает он это несколько прямолинейно, не всегда отдавая себе отчет в том, что определение расовой принадлежности индивида должно выполняться с учетом многих данных популяционной биологии человека.
   Судебный медик описывает то, что он видит. Как и антрополог, используя соответствующие методы, реконструирует признаки телосложения, применяя метод словесного портрета или метод реконструкции лица по черепу, может восстановить облик человека. В работе антропологов и судебных медиков очень много сходных или даже одних и тех же методов. Между тем подходы в судебно-медицинской экспертизе и экспертизе антропологической совершенно разные. Я бы даже сказал: кардинально разные. Для антрополога любые индивидуальные характеристики вписаны в огромную систему знаний об изменчивости человеческого организма, изменчивости как внутригрупповой, так и межгрупповой. Антрополог смотрит на то, как они варьируют от популяции к популяции. Это во-первых. А во-вторых, существуют исключительно антропологические методы анализа скелетной и зубной систем, которые до применения тонких методов анализа, например молекулярно-генетических, могут «навести на след» в таком вопросе, как родственные связи. Эту работу судебные медики не выполняют – это работа биолога-антрополога.
   Таким образом, если говорить в целом, перед нами ставилась задача не только повторить результаты судебно-медицинской экспертизы, но и дополнить ее – отыскать новые данные, которые бы позволили идентифицировать останки, попытаться найти признаки, маркирующие родственные связи между индивидами, максимально подробно и объективно их описать. В том числе охарактеризовать особенности головы и лица, связанные с расовой принадлежностью, что было исключительно важно, к примеру, в случае с останками, предположительно принадлежащими Алоизию Труппу, который обладал хорошо узнаваемым комплексом черт малой атланто-балтийской расы. В целом антропологическая экспертиза потребовала более месяца практической работы с останками в Санкт-Петербурге, которая продолжена нами в Москве, так как необходим подробный анализ собранной информации.
– Словом, вам было чем заняться рядом с судебными медиками?
– Мы фактически составили единую слаженную междисциплинарную группу. С ними было очень приятно работать – и с Оксаной Фандеевой, и с Алексеем Абрамовым. Неоценимы были опыт и знания профессора Вячеслава Леонидовича Попова, профессора Владимира Николаевича Трезубова.

«Останки нужно было посчитать и перемерить»

– Первая задача, стоявшая перед нами на этом новом этапе экспертиз, была похожа на арифметическую: останки нужно было посчитать. После многих лет и многих экспертиз, в том числе исследований разрушающими методами, необходимо было детально зафиксировать и описать все сохранившиеся к сегодняшнему дню костные элементы, все фрагменты костей, которые имеются в наличии: что, сколько, от какого скелета. Все эти данные следовало проверить, порой по нескольку раз. И уже на этом этапе появились неожиданности: почти сразу стало ясно, что раскладка костей по скелетам в ряде случаев неудовлетворительная. То есть в ковчегах, в которых останки сохраняются в Екатерининском приделе Петропавловского собора, некоторые кости были перепутаны и отнесены не к тем скелетам, которым они принадлежат. Не тотально, но все-таки это имеет место.
   Как известно, выемка костей из могилы в июле 1991 года проводилась в крайне неблагоприятных условиях и с точки зрения времени, которое на это было отпущено, и с точки зрения погодных условий. Из тех документов, воспоминаний и кинохроники, которые удалось посмотреть, становится понятным, что при первичной выемке было уничтожено огромное количество информации. Недоверие к результатам экспертиз «екатеринбургских останков» связано во многом с тем, что археологические контексты были нарушены задолго до изъятия и в момент изъятия были зафиксированы недостаточно полно. Мои слова могут бросить тень на археолога, которого привлекли к этой работе, на глубокоуважаемую Людмилу Николаевну Корякову, чего бы очень не хотелось допустить. Насколько я понимаю, она просто подвиг совершила, сделав максимум того, что в тех условиях можно было сделать, чтобы хоть что-то из этих контекстов зафиксировать и сохранить. Если бы не ее героические усилия, вообще ничего бы не было. Организаторы вскрытия могилы подошли к делу любительски. Судя по кино- и фотодокументам, я бы даже назвал эти скоропалительные «раскопки» безграмотными и варварскими.
– Тогда организаторы вскрытия, видимо, руководствовались больше политическими мотивами. К тому же торопились стать первыми…
– Насколько можно понять, руководствовались они какими-то безобразными, далекими от науки мотивами, что привело к утрате контекстов, а с ними и большого количества важнейшей информации, что и породило в дальнейшем недоверие ко всем экспертизам. Тем не менее Людмилой Николаевной было очень многое сделано для профессиональной фиксации материалов.
   Еще один ключевой момент, который хотелось бы здесь отметить, – это усилия самой первой группы судебных медиков, которая провела замечательную работу: они нанесли на все кости и их фрагменты шифр с обозначением номера скелета и номера самого костного элемента. Шифровали каким-то белым веществом, он до сих пор везде виден. И, как установлено нашими исследованиями, этот белый шифр лучше всего соответствует тому, как конкретные кости соотносятся с конкретными скелетами. В ходе дальнейших экспертиз останки шифровались заново. Однако самая первая шифровка была самой качественной, а вот позднейшие замены костей оказались ошибочными. Чьими руками это сделано, не могу сказать, но были «насильственные» перемещения уже зашифрованных костей от одного скелета к другому, и они, с нашей точки зрения, были неверными. Нетрудно понять, что именно от правильной анатомической раскладки, от полноты и непротиворечивости данных, получаемых о скелете каждого конкретного индивида, зависит и конечный результат всей экспертизы.
– Вы изучали все останки, найденные в могиле, или только некоторые?
– В соответствии с задачами нового этапа экспертиз необходимо было поработать со всеми останками. Некоторые из них, в частности останки, предположительно принадлежащие повару И.М. Харитонову, имеют очень плохую сохранность – работы с ними было намного меньше. В основном же исследованию подвергались относительно полные скелеты. Применялись как традиционные методы работы, так и относительно новые.
   Мы были вынуждены на этом этапе переделывать не только работу по учету останков, но и работу по измерению и описанию костей. Обычно мы так не делаем. Если кто-то из предшественников уже поработал, применил те или иные методы, мы эти исследовательские операции не повторяем. Это считается неэтичным. Так, например, профессиональная этика не позволяет нам перемерять то, что кто-то уже раньше измерил. Однако тут случай исключительный. Пришлось на эту меру пойти, потому что ничего удовлетворительного из того, что тогда было сделано, не опубликовано должным образом, а если и опубликовано, то под очень странным углом зрения. Поэтому во избежание межавторских расхождений мы переделали всю измерительную работу по краткой программе, направленной в основном на описание признаков телосложения и создание объективных словесных портретов лиц, которым принадлежат останки.
  Кроме того, мы применили и несколько новых методик. В частности провели фиксацию анатомических аномалий черепа, которые передаются по наследству и никак не влияют на здоровье. Многие даже не знают, что обладают, например, дополнительным отверстием в костях или каким-нибудь редким шовчиком. Эти небольшие отклонения от «привычного» строения скелета обычно хорошо фиксируются и позволяют наметить родственные связи между людьми. Впрочем, ничего яркого мы пока не нашли – за одним исключением. На черепе № 4 (предположительно принадлежит императору Николаю II. – Ред.) обнаружилась вставочная косточка Os triquetrum, которая изредка образуется в месте схождения затылочной и теменных костей.  Такая же косточка описана нами на черепе Государя Александра III. Впрочем, поскольку комплексная молекулярно-генетическая экспертиза почти завершена, теперь вопросы на эту тему лучше задавать генетикам, ибо наши данные не перекроют их результатов, у них доказательная база значительно мощнее. Тем не менее свою работу мы честно сделали, в том числе именно в ходе нашего анатомо-морфологического исследования подбирались образцы для последующих анализов ДНК.

Ошибки и просчеты

– А на первом этапе следствия, в 1991 году, антропологи привлекались к работе?
– Очень интересный и болезненный вопрос. Пришло время на него честно ответить. Отвечу субъективно; возможно, кто-то со мной не согласится. Полагаю, что огромная доля неуспеха первой волны экспертиз, неприятие их результатов в обществе во многом связаны с однобокостью судебно-медицинского подхода, который тогда господствовал. Не могу знать, сами ли судебные медики решили, что справятся без антропологов, или так получилось объективно, тем не менее отсутствие комплексности и ставка только на возможности судебной медицины предопределили всем известный перекос. К тому же надо иметь в виду, что работу вели несколько групп судебных медиков, между которыми были сложные взаимоотношения, а в условиях политического давления сложности возрастали.
   При этом известно, что нескольким антропологам всё же было предложено принять участие в работах, но они отказались (усилия по их привлечению тогда предпринимал профессор Виктор Николаевич Звягин). Я тогда был студентом, в работах не участвовал, но многое происходило на моих глазах. Некоторые наши коллеги отказались от участия по личным мотивам, кто-то остерегался политических страстей. Все-таки мы, ученые академического склада, редко бежим рекламировать себя на костях тех или иных выдающихся личностей. Антропологи в основном люди скромные.
   На самом последнем этапе экспертиз группа биологов-антропологов была-таки создана. Ее возглавила Татьяна Ивановна Алексеева, один из крупнейших специалистов-антропологов, имя которой золотыми буквами вписано в историю отечественной науки о человеке. К сожалению, она скоропостижно скончалась в 2007 году – ее очень не хватает сейчас. Часть экспертов выезжала в Екатеринбург из Отдела антропологии Института этнологии РАН, где я тогда учился, поэтому был в курсе многих вещей. Исключительно важно, что в состав группы был приглашен профессор Александр Александрович Зубов, крупнейший специалист по морфологии зубной системы. Ключевым элементом работы А.А. Зубова стало то, что один из зубов – коронка несформировавшегося коренного – был признан принадлежащим одной из девушек, а не останкам мальчика, как это предполагали ранее. Оказалось, что был неправильно определен номер зуба. Каждый из зубов, в том числе коренных, формируется в определенном возрасте, и если ошибиться в классе или номере зуба – скажем, решить, что это не второй, а третий коренной, – тогда можно ошибиться в определении возраста его формирования лет на пять и более. Словом, судебные медики вели речь о зубе мальчика, а на самом деле это был третий коренной зуб одной из девушек. Это удалось установить благодаря тому, что в экспертизе участвовал такой знаток морфологии зубной системы как А.А. Зубов, и это был очень яркий результат антропологического исследования. Собственно, он поставил точку в споре о том, есть ли в коллективной могиле останки, предположительно принадлежащие Цесаревичу, – уверенно заявил, что их нет, поэтому и продолжились поиски, приведшие к открытиям 2007 года.
– Секундочку. Речь о тех двух зубах, которые, как предположили судмедэксперты, не принадлежали никому из тех, кто был в могиле? Но ведь говорили, что это зубы юноши? Это не так?
– Об этом я и веду речь. Думаю, что имело место неверное определение порядкового номера зуба. Никаких чужих зубов в могиле не было. Просто обнаружились зубы, которые не «вставали» на свои места в силу разрушений альвеолярных отростков челюстей. По крайней мере А.А.Зубову было понятно, откуда они, и ни о каких «лишних» зубах он не писал.
– А в нынешней экспертизе он участвовал?
– Александр Александрович – основатель российской науки о зубах, глава целой школы одонтологов. К сожалению, он скончался несколько лет назад. Обобщение результатов работы антропологов проводили судебные медики, отдельно подвести итоги у антропологов почему-то не получилось. Заключительная публикация в книжке «Покаяние» несет на себе явные следы редакторской работы или переписывания. Полагаю, что антропологи этот текст написали бы иначе. К сожалению, остается думать, что возникли какие-то профессиональные расхождения, а может быть, и совершенно неуместный в таких делах «дух конкуренции». Впрочем, это только мои догадки.
– Понятно. А вы сами бывали в Поросёнковом Логу и на Ганиной Яме?
– К сожалению, не был.
– Вы человек православный? Этот вопрос, думаю, волнует многих верующих людей.
– Да, я православный человек, очень консервативных взглядов. Для меня святые Царственные Страстотерпцы – безусловно, святые, я их почитаю. Однако до конца работы специальных комиссий Следственного Комитета и Московского Патриархата, до вынесения соборного решения по результатам этих работ вопрос о почитании Царской Семьи и вопрос об их честных останках – для меня два разных вопроса.
– Сегодня одним из самых известных критиков нынешних экспертиз является судмедэксперт Ю.А. Григорьев. Вы знакомы с его работами?
– В свое время мне довелось внимательнейшим образом изучить книгу Ю.А. Григорьева («Последний император России. Тайна гибели». – Ред.), так как она чрезвычайно полезна всем экспертам, которые соприкасаются с темой убийства Царской Семьи в июле 1918 года. С величайшим уважением отношусь к Юрию Александровичу, поддерживаю с ним добрые отношения. Однако теперь, как участник исследовательского процесса, не могу не заметить, что в некоторых местах логика книги могла бы быть и иной. Его повествование очень хорошо выстроено, но оно создано одним человеком, а такие вещи требуют максимальной комплексности, совместной работы специалистов в самых разных дисциплинах. Обратите внимание на то, насколько более комплексной стала работа с «екатеринбургскими останками» на новом этапе. Ю.А. Григорьев использовал только опубликованные источники, но, не будучи историком, вынужден был полагаться исключительно на формальную логику (а логическое мышление у него очень сильное!), но не везде логика может заменить специальные знания. Один человек не может знать всё!
Например, он пишет, что среди находок в Поросёнковом Логу нет медных оболочек пуль, и делает из этого определенные выводы. А дело обстоит проще. Военные историки знают, что они появились только в 1930-е годы, таких пуль в Первую мировую войну просто не делали. И таких примеров немало.
– Например, Ю.А. Григорьев говорит, критикуя выводы экспертов, об эффекте торфяного дубления трупов…
– Для того чтобы получился этот эффект, необходимы определенные условия: почвенные и гидрологические, условия торфяного болота. Там действительно достаточно влажные и на первый взгляд «болотистые» места, но – как говорят почвоведы – этих условий недостаточно для образования торфяного болота. Бывают сухие периоды, когда происходит аэрация грунта и активное разложение органики. Вновь повторю, что по таким специальным вопросам лучше всего обращаться к профессионалам в конкретной области знания.

О поле и возрасте погибших, их родственных связях

– Можете ли вы однозначно утверждать, что в могиле, обнаруженной в Поросёнковом Логу, находились: муж и жена – мужчина и женщина в возрасте около 50 лет – и трое их дочерей в возрасте от 17 до 23 лет? А также три мужчины и женщина, соответствующие по возрасту убиенным царским слугам?

273002.p.jpg


– Давайте сразу разделим эти вопросы – о поле и возрасте погибших и о родственных взаимоотношениях между ними. На текущем этапе о родстве с предельной достоверностью можно говорить только после завершения новых генетических экспертиз. Все возрастные характеристики установлены нами только по данным, полученным по скелетам. Пол определялся так же. Никакие иные источники информации для этого не привлекались. В итоге получен численный и половозрастной состав индивидов, совпавший с результатами предшествующих определений: в захоронении находились останки пяти женщин, трое из которых – юного или очень молодого возраста, и четырех мужчин зрелого и пожилого возраста. Более того, в этом комплексе обнаруживаются не только антропологические, но и патологические признаки, которые дополняют уникальность половозрастной характеристики группы, а именно сильно редуцированный альвеолярный отросток верхней челюсти у одного из погребенных, предположительно – доктора Е.С. Боткина. Редукция отростка связана с полной прижизненной утратой верхних зубов задолго до смерти.
– То есть у этого человека была вставная челюсть?
– Да, именно так. Теперь нужно сопоставить контуры верхней челюсти этого черепа с оттиском вставной челюсти доктора Е.С. Боткина, которую нашел следователь Н.А. Соколов. Контуры должны бы идеально совпасть. Если они не совпадут, значит, этот аргумент отпадает.
– А что вы можете сказать о родственных связях? Возможно, могли быть и другие родственные отношения между людьми, которым принадлежат эти останки. Например, может быть, это племянницы?
– Я начал уже говорить об одной интересной системе признаков – об анатомических аномалиях. К сожалению, устойчивого комплекса этих признаков, который был бы характерен для нескольких индивидов из данного захоронения, не обнаружилось.  Такие вопросы антропологи могут решать и по данным зубной системы. К сожалению, документация по работе первой комиссии находится в крайне плачевном состоянии, поэтому мы не можем посмотреть результаты описания, сделанного А.А. Зубовым (если таковое было). Проделать эту работу повторно пока невозможно, поскольку большинство зубов в ходе реставрации черепов были сжаты и залиты специальной мастикой. Если мы начнем разжимать челюсти, то мы их просто разрушим. В этой же связи отмечу, что до сих пор не выявлены медицинские документы Царской Семьи, где были бы подробные стоматологические описания. Это тоже не способствует быстрому решению вопросов идентификации останков.
   По этим причинам антропология со своими разрешающими возможностями здесь уходит на второй план, при этих обстоятельствах она не может отвечать на вопросы о родственных взаимоотношениях изучаемых индивидов. Здесь последнее слово за молекулярными генетиками, а не за нами.
– А в каком диапазоне вы можете определить возраст людей?
– Хороший вопрос. Антропологи определяют только биологический возраст. Мы никогда не знаем паспортного возраста, пока идентификация не произведена. Кстати, считается, что идентификацией занимаются только судебные медики. Это еще один стереотип. Антропологи тоже могут решать вопросы идентификации личности. Прекрасный пример – работы выдающегося антрополога и археолога Михаила Михайловича Герасимова, который не был судебным медиком, тем не менее провел несколько очень ярких исследований по идентификации останков исторических лиц.
   Возвращаюсь к возрасту. Биологический возраст – это единственное, что у нас есть, когда мы определяем возраст по костям. Как бы это объяснить… Из жизненного опыта всем известно, что внешность окружающих в основном хорошо соответствуют тому возрасту, что указан в их паспорте. Однако известно также, что есть люди, которые выглядят сильно моложе своих паспортных лет, а есть люди, которые выглядят сильно старше. Таким образом, их паспортный возраст и возраст биологический не совпадают! Так вот, по костям можно определить только стадию созревания или степень «изношенности» организма, но не точное количество лет. Иными словами, биологический возраст исчисляется не в годах, а стадиях возрастных изменений.  Изменчивость биологического возраста говорит нам о том, что преодолеть этот сложный момент мы никак не сможем. По скелету можно определить только биологический возраст, а это всегда означает определенный интервал. Существуют, правда, методики более точного определения возраста, но для этого нужно разрушать зубы, чтобы подсчитать кольца дентина, но и этот метод пригоден только для молодых людей.
   Большинство методик оценки возраста опирается на качественные характеристики: насколько организм сформировался или состарился. Они позволяют определять возраст тем точнее, чем младше индивид: у младенцев – до месяцев, у детей младшего возраста – с точностью до двух лет, у детей старшего возраста и подростков – до трех, для молодых людей – до пяти. Для людей зрелых возраст определяется в пределах десятилетнего интервала. Чем старше человек, тем сложнее определить его возраст.

Были ли отсечены головы от тел погибших?

– Можно ли достоверно утверждать, что все кости, найденные в могиле, принадлежат именно этим скелетам? Не было ли какой-то подмены костей (например, черепов), которая могла произойти, к примеру, при вскрытии могилы в 1979 году, когда Г.Т. Рябов и А.Н. Авдонин подпольно раскопали могилу и вынули из нее три черепа, два из которых Рябов забирал для нужд экспертизы?
– На сегодняшний день нет никаких данных, которые можно было бы так истолковать. Можно уверенно говорить, что никаких останков, принадлежащих «посторонним» лицам, в комплексе нет. Черепа соотносятся со скелетами в каких-то случаях идеально, потому что в наличии имеется первый шейный позвонок и он хорошо соотносится с мыщелками затылочной кости. В каких-то случаях первые позвонки разрушены, но по другим признакам черепа соотносятся со своими скелетами вполне надежно.
– Вам, должно быть, известно, что генерал М.К. Дитерихс, руководивший колчаковским следствием и написавший книгу об убийстве Царской Семьи, выдвинул версию, что после убийства головы Государя и Наследника были отчленены от тел, а затем предъявлены вождям советского режима. В прессе высказывалась версия, что у скелета № 4, который, как считают некоторые эксперты, принадлежит Императору Николаю II, отсутствуют несколько шейных позвонков, что как раз и свидетельствует об отчленении головы. Так ли это?
– В сентябре 2015 года, в самый первый момент, когда я был привлечен к этой экспертизе и работал прямо в Екатерининском приделе с останками, предположительно принадлежащими Императору (скелет № 4), и с останками, предположительно принадлежащими Императрице (скелет № 7), действительно, были сомнения относительно принадлежности к данным скелетам некоторых шейных позвонков. Однако в ходе дальнейшего исследования уже всего комплекса «екатеринбургских останков» ситуация полностью прояснилась. После детальной анатомической раскладки и сопоставления каждого из позвонков друг с другом можно с полной уверенностью говорить о том, что шейные позвонки скелета № 4 принадлежат именно ему и не несут на себе никаких следов механических воздействий. Если появятся специалисты, сомневающиеся в этом результате, мы готовы дополнительно обосновывать его на месте перед любыми экспертами-антропологами или судебными медиками.
   В целом же эта тема в очередной раз свидетельствует о том, что работу комиссии невозможно вести силами специалистов одного профиля. Поэтому лично меня очень радует, как построена работа и Патриаршей комиссии, и комиссии Следственного комитета. В них собраны эксперты всех специальностей, которые могут хоть что-то важное и ценное дать для общей работы. И этот сюжет – прекрасный тому пример. Необходимо, чтобы историки тщательно проверили эту версию. Ездил ли кто-то вообще в Москву? Вывозил ли какие-то кофры или ящики? В каких числах это было?
   Это не моя часть работы. Я могу с уверенностью сказать, что никаких следов отчленения голов от тел не обнаруживается. Отчленить голову, не затронув шейных позвонков, существенно не изуродовав их, не оставив следов, невозможно. А таких следов нет.

Было ли воздействие серной кислоты на останки?

273028.p.jpg
Антрополог Денис Пежемский в процессе работы с древними останками. Фото: Екатерина Макарова


– Вы уже говорили, что много костей утрачено. Эта утрата произошла в июле 1991 года, когда могила вскрывалась, или и в другое время? Это серьезные утраты? Они связаны с воздействием серной кислоты?
– Тут несколько аспектов. Во-первых, захоронение в Поросёнковом Логу было расположено на дороге, и его задолго до 1970-х годов прорезала траншея какого-то кабеля. Поэтому изначально эта могила не являлась, как говорят археологи, «закрытым» комплексом – она была потревожена до Рябова и Авдонина. Часть костей была перемещена или уничтожена, то есть мы уже на этом этапе что-то потеряли.
   Во-вторых, могло сказаться воздействие серной кислоты, так как прочность мелких костей кисти и стопы ослабла, что при дальнейшем нахождении во влажном грунте привело к разрушению части из них.
   Известно также, что следователю Н.А. Соколову удалось обнаружить оторванный палец. Не факт, кстати, что он нашел все оторванные пальцы. Сама чудовищная история посмертного обращения с телами подразумевает, что недостачи на телах могли быть до попадания в могилу. А дальше – кислота, время и варварские, как я уже говорил, никакую критику не выдерживающие методы работы по изъятию останков в 1991 году. Видимо, много мелких костей и зубов было пропущено, слои были перемешаны в тех погодных условиях, не предполагавших ведения археологических работ. Как говорят очевидцы, изъятый из могилы грунт потом еще не раз промывали и обнаруживали пропущенные кости. Все ли нашли?
   Если будет принято экспертное и соборное решение о том, что эти останки принадлежат семье убиенного Императора, членам Его семьи и сопровождавшим Его лицам, то вполне справедливо, что именно на Ганиной Яме стоит монастырь. Думаю, там в земле до сих пор есть мелкие косточки, рассеянные вокруг места этих страшных событий.
   Перечислю иные факторы, которые привели к утрате части останков. Прежде всего это бесконтрольные исследовательские мероприятия первой волны экспертиз, когда для анализов без конца брали какие-то костные элементы, толком не фиксируя, что именно и для чего берется. Насколько я знаю, делал это и следователь В.Н. Соловьев, не составляя никаких реестров «движения» костных элементов. Собственно, почему мы имеем такое недоверие к результатам работы первой комиссии? Всё очень плохо документировано. Какие костные элементы отбирались, в частности, для генетических экспертиз? Вернулись ли они или не вернулись? Куда «ушли»? Или были полностью разрушены в ходе анализа? Ничего непонятно. Поэтому хотел бы специально обратить внимание на то, что сейчас мы делаем полный реестр всех элементов «екатеринбургских останков». Это очень важный момент. Номинально, по списку, многих костей не хватает, но отсутствие мелких косточек не бросается в глаза. Крупные кости почти все в наличии, за исключением тех, что оказались в зоне, где проходила упомянутая траншея. Там недостачи, конечно, существенные.

О «фальсифицированной могиле»

– А что можно сказать о могиле? Высказывается предположение, что могила могла быть создана не в 1918 году, а позднее, после захвата красными Екатеринбурга, чтобы «замести следы». К примеру, в промежутке между 1924 годом, когда вышла книга Н.А. Соколова, и 1928 годом, когда могилу показывали поэту В.В. Маяковскому. Есть даже версия, что могила могла быть создана в 1946 году Л.П. Берией и Б.З. Кобуловым. Что-то антропология может по этому поводу сказать?
– Думаю, что может, особенно в содружестве с молекулярной генетикой. В первую очередь, мы констатируем уникальное сочетание признаков пола и возраста захороненных лиц. Во вторую – специфические черты, которые на языке криминалистов называются «особыми приметами». Один из ярких примеров – редуцированная верхняя челюсть черепа, предположительно принадлежащего доктору Е.С. Боткину. Ведь для того, чтобы «замести следы», нужно было найти человека не просто предельно похожего на него, но и обладавшего таким же дефектом. Кроме того, известно особое сочетание признаков черепа, предположительно принадлежавшего А.Е. Труппу. Он был остзейским немцем, представителем атланто-балтийской расы, для которой характерны крупные размеры тела, отменные физические характеристики, продольно вытянутый мозговой отдел черепа, крупное, часто очень высокое лицо, резко выступающий нос и очень развитое переносье. Судя по фотографиям, А.Е. Трупп обладал этими чертами в полной мере, и они четко фиксируются на одном из изученных скелетов, чем резко отличают его от других индивидов, захороненных здесь. Следовательно, необходимо было подобрать и такого человека для гипотетического фальсифицированного захоронения.
   Когда будет завершено и опубликовано новое молекулярно-биологическое исследование, выяснится, имеются ли на самом деле родственные связи между этими лицами, какие именно и между кем и кем. Рано или поздно станет понятно и то, есть ли в могиле неродственники. Для фальсификации этого захоронения нужно было идеально подбирать семью-двойника. Если же это была не семья, а индивидуальные двойники, они не будут родственны друг другу. Чтобы сфальсифицировать весь набор индивидуальных характеристик, включая портретное сходство с членами Царской Семьи и сопровождавшими их лицами, нужно было феноменально постараться. Генетика в ту пору существовала в самом зачаточном состоянии. Никто не мог бы себе представить, что когда-нибудь будет возможна молекулярно-генетическая экспертиза и каковы будут ее возможности. Они, кстати, возрастают с каждым десятилетием. Японскому профессору Ногаи двадцать лет назад такие возможности только грезились.
   Честно говоря, изначально и я всерьез рассматривал версию о том, что это захоронение могло быть сфальсифицировано, но когда завершил большую часть работы и сложил все факты, то понял, что для этого нужно было, прямо скажем, предпринять совершенно невозможное.

Как были убиты погибшие?

272999.p.jpg

Денис Пежемский и Анатолий Степанов


– Можно ли на основе антропологических данных сделать вывод о том, как были убиты эти люди? Есть ли на костях следы от пуль или штыков? Если речь все-таки идет о святых мощах Царственных Страстотерпцев и их слуг, то высказывается предположение, что убийцы стреляли специально по ногам, о чем якобы свидетельствуют следы пуль в стенах подвала Ипатьевского дома на низком уровне. Это делалось для того, чтобы причинить максимальное страдание мученикам, которых потом добивали штыками. Можно ли об этом судить по костным останкам? Можно ли на основе антропологических данных восстановить картину убийства?
– Следы от штыков на костях есть, их немного, но они есть. Большинство следов – от пуль. Пулевые ранения ног, на мой взгляд, носят случайный характер. Думаю, что стреляли все-таки «на убой». Есть пулевые отверстия на черепах. На черепе одной из девушек есть след от сильнейшего внешнего воздействия – может быть, от удара очень тяжелым предметом? – настолько сильного, что гиперпрочная, очень устойчивая к ударам височная кость расслоилась. Причем продольно расслоилась, а не растрескалась поперек. В ходе практической работы с многими тысячами черепов мне доводилось видеть разное, но такого случая вообще никогда не видел! Это надо было ударить чем-то очень прочным, тяжелым, с широкой площадкой, – прикладом, скорее всего. Следы ударов – и штыковых, и прикладом – есть, но в основном ранения пулевые. Их не так много, кстати. Часто пули проходят мягкие ткани, не задевая костей.
   Отвечая на последнюю часть вопроса, скажу, что на основе только антропологических и судебно-медицинских данных картину убийства восстановить нельзя, ее можно лишь дополнить.
– Есть следы от пуль на черепах? Это были, как принято сейчас говорить, «контрольные выстрелы»?
– В части случаев, похоже, что так. В двух, по крайней мере, это можно назвать следами «контрольных выстрелов».
– А след удара прикладом на том черепе, который, возможно, принадлежит одной из Великих княжон?
– Да, череп принадлежит молодой особе. А вот с тем, что его так разрушило, будут, полагаю, еще разбираться криминалисты.

Сжигали ли тела?

– Вам должно быть известно, что есть версия колчаковского следствия, основную часть расследования провел следователь по особо важным делам Омского окружного суда Н.А. Соколов, что тела Царской Семьи и их слуг были уничтожены при помощи огня и серной кислоты у шахты на Ганиной Яме. Как вы, как антрополог, оцениваете эту версию?
– Усилиями всех специалистов сейчас отрабатываются и проверяются все возможные и даже невозможные версии. Версия с полным сожжением тел тоже анализируется. Пока рано ставить точку в какой-либо из частей этой длинной и трагической истории. Вопросы остаются. Было бы хорошо завершить все экспертизы за оставшийся год, однако если возникнут объективные сложности, то, как подчеркнул Святейший Патриарх Кирилл, исследователи обязаны продолжать свою работу, невзирая ни на какие даты. Нужно продолжать исследования до тех пор, пока не будут сняты все принципиальные вопросы. Возможность сжечь определенное количество человеческих тел за определенное время – один из таких вопросов. За какое время можно сжечь тела? Какие требуются для этого условия? Сколько нужно дров? Как конкретно это могло происходить? Какие были в эти дни погодные условия, и как они могли влиять на процесс сжигания? Был ли ветер? Сдувало пламя или не сдувало? Факторов, которые нужно учесть, такое количество, что специалисты встают в тупик. И любой эксперт, утверждающий: «Это возможно!» или «Это невозможно!», будет выглядеть абсолютно легковесно без мощной доказательной базы. То же самое и с вопросом о воздействии кислоты на костную ткань. И то, и другое – вопросы, требующие экспериментов. Судебные медики, даже опытнейшие, такие как Андрей Валентинович Ковалев, говорят, что нужны эксперименты, а пока у нас есть только предположения и экстраполяции.
– Есть ли на девяти скелетах, обнаруженных в могиле, следы воздействия огня? Говорят, что в могиле не было волос. Возможно, они обгорели при попытке сжечь тела?
– Очевидных следов огня на останках не обнаружено. Волос в могиле с такими почвенными условиями и не должно быть: они распадаются первыми. Мне многое приходилось видеть, все-таки почти четверть века в профессии, но такой специфической сохранности костей встречать не доводилось. При довольно плотной в целом костной ткани идет процесс поверхностного разволокнения компактного вещества. Обычно эти явления сопровождаются общей непрочностью кости, а здесь прочность сохраняется. Более того, это поверхностное разволокнение сопровождается образованием мелких «островков». Конечно, гипотеза о том, что это следы воздействия кислоты, появилась сразу, но, чтобы доказать ее, нужны опять же эксперименты. На данном этапе, после визуального изучения этих разрушений, склоняюсь к тому, что это всё же следы воздействия кислоты. Они не столь масштабны, как многим хотелось бы видеть, потому что переувлажненная почва быстро понизила концентрацию кислоты. Ко всему прочему кислота могла быстро нейтрализоваться, вступая в реакцию с органическими веществами. Там, где мягких тканей мало и очень близко кость – на черепе, в области лодыжек, – эти следы имеются. К моменту воздействия на костную ткань кислота могла и не иметь всем известной разрушительной силы. Хотя внизу, на дне ямы, воздействие ее было сильнее: останки, предположительно принадлежавшие И.М. Харитонову, весьма повредились в результате этого. В коллективных захоронениях подобного рода хуже всего сохраняются останки, расположенные сверху, так как они ближе всего к поверхности и на них воздействуют атмосферные явления, а в данном случае хуже всего сохранились те останки, что оказались внизу. Думаю, это результат воздействия скопившейся на дне кислоты, а затем – перманентно влажной среды.

Об останках Цесаревича Алексия и Великой княжны Марии

– В 2007 году были найдены останки еще двух сожженных тел. По версии следствия это останки Цесаревича Алексия и Великой княжны Марии. Вы эти кости видели? В каком они состоянии?
– Да, нам с Алексеем Абрамовым и профессором Людмилой Арсентьевной Алексиной довелось изучать их. Останки эти имеют очень плохую сохранность и представлены в малом количестве. Их описанием и идентификацией занимался профессор В.Н. Звягин. Судя по его выступлениям, прежде имелось значительно большее количество этих фрагментов. Куда делась часть этих костей? На какие экспертизы они пошли? Какие документы о передаче недостающих фрагментов существуют? Ответы на эти вопросы мне неизвестны. Меня лишь крайне удивляет, что никакого строгого порядка «движения» останков первостепенной исторической ценности так и нет. Головотяпский исследовательский процесс 1990-х годов меня возмущает, но я хотя бы могу понять тогдашние условия. Но как можно было действовать тем же образом в относительно «мирное» время?! Почему опять всё оказалось бесконтрольно?! Готов публично извиниться перед теми, кого, быть может, заденут мои слова, если станет наконец ясно, сколько было фрагментов и какие, что с ними происходило в ходе исследовательских манипуляций, где сейчас находится часть из них.
   На основе же анализа тех фрагментов, которые «вернулись» после первой серии экспертиз, можно сделать некоторые вполне определенные выводы. В комплексе присутствуют: во-первых, фрагменты костей, безусловно принадлежащие индивиду женского пола, умершему в возрасте старше 15–17 лет, и несколько фрагментов костей ребенка, во-вторых. Из-за того, что фрагменты малы, возраст можно определить лишь очень широко, в пределах «второго детства», то есть ребенок умер в интервале примерно от 8 до 14 лет (напомню, что это биологический, а не календарный возраст!). Если бы в нашем распоряжении был полный скелет, возраст можно было бы определить с точностью до двух лет. Имеющаяся на сегодняшний день сохранность данных останков не позволяет этого сделать. Главное слово здесь должна сказать генетическая экспертиза.
– Можно ли, анализируя костные останки, утверждать, что это мальчик?
– Мальчик ли это, не могу сказать: пол в таком возрасте по морфологическим признакам мы не можем определить. С останками молодой особы проще: это, безусловно, индивид женского пола.
– Возвращаясь к версии сожжения. Если не удалось сжечь остальные тела, как удалось сжечь два тела? Это возможно?
– Это комплексная проблема, мы уже говорили. В большей степени ее должны изучить судебные медики, я могу сказать лишь следующее. Во-первых, размеры тела Цесаревича в любом случае были самыми малыми, это и могло навести убийц на мысль о том, что сожжение будет быстрым и легким. Во-вторых, вполне вероятно, что дело лежит не в «антропологической» плоскости, а в какой-то другой. Например, топлива хватило только на уничтожение двух тел. Вполне возможно, что убийцы осознали нехватку топлива и стали избавляться от тел другими способами.
– Уже упоминавшийся судмедэксперт Ю.А. Григорьев утверждает: «Сжечь в пламени костра два тела за шесть-семь часов невозможно». Вы можете прокомментировать это утверждение?
– Я уже говорил, что мы не знаем огромного количества условий, при которых это происходило, – ни характера топлива, ни погодных условий. Нет ничего невероятного в том, что двоих сожгли, а от остальных тел попытались избавиться другим способом. Добавлю: у нас нет уверенности в том, что неизбежно оставшиеся после торопливого сжигания фрагменты костей и, быть может, остатки обожженной плоти (что случается даже при длительным сжигании тел, как показывают индийские погребальные обряды) были закопаны только в одном месте. С Юрием Александровичем я согласен в главном: вряд ли убийцы действовали логически. Возможно, они были в сильном подпитии. Вся история с тем, как они себя вели после расстрела, говорит о том, что это была плохо продуманная и плохо исполненная операция. Возможно, нам трудно понять, как это происходило, потому, что никакой логики там и не было. Думаю, что это были сиюминутные реакции людей на грани физических и психических возможностей.

Где искать след от удара, полученного Государем в Оцу?

273004.p.jpg

Цесаревич Николай Александрович в Нагасаки, Япония


– Известно, что Государь Император еще в бытность Наследником Престола получил два удара саблей во время покушения на него в японском городе Оцу 29 апреля 1891 года. Руководитель судебно-медицинской экспертизы профессор В.Л. Попов утверждает, что на черепе скелета № 4 обнаружены следы от прижизненных сабельных ударов. Вы участвовали в этом конкретном исследовании? Можете ли подтвердить вывод профессора Попова?
– Ранее в интернете была опубликована работа выдающегося, не побоюсь этого слова, российского судмедэксперта Сергея Алексеевича Никитина, в которой он устанавливает, где именно на черепе № 4 находился след от сабельного удара. По его мнению, след располагался в том месте, где кость очень тонка и изъедена кислотой: она разрушилась именно вследствие того, что здесь был локализован след от удара катаной. След он помещает в области «птериона», фактически в правой височной ямке черепа. С этим выводом я не был согласен сразу – по нескольким причинам, на которых останавливаться не буду, так как они потеряли актуальность. В сентябре 2015 года мне посчастливилось самостоятельно обнаружить след этой травмы на черепе № 4, значительно выше и сзади от того места, где его помещает С.А. Никитин. Теперь, когда я увидел, что на этом черепе действительно есть след от одного или двух последовательных ударов острым рубящим оружием, «инцидент в Оцу» приобрел для меня вполне конкретное воплощение…
– Постойте. Это вы нашли след от сабельного удара на черепе № 4?
– Да, и не сомневался в том, что его удастся хорошо исследовать методами судебной медицины. В ходе дальнейшей работы комиссии профессор В.Л. Попов всесторонне изучил эту костную мозоль при помощи современной компьютерной томографии.
– А Никитин предполагал, что след от удара находится в другом месте?
– Да. Если на словах – для тех, кто представляет себе анатомию черепа, – то след от удара находится в действительности на границе лобной и теменной кости в области шва – по большей части он коснулся теменной кости, с правой стороны.
– Удар, судя по всему, наносился сзади?
– Этого я не могу сказать, поскольку не знаю, как располагались жертва и покуситель относительно друг друга. Здесь историки должны поработать.
– Но это следы прижизненного ранения?
– Безусловно! Это костная мозоль, хорошо зажившая старая травма. Давно, причем, зажившая.

О реконструкции внешнего облика по черепу

– Вы упомянули криминалиста С.А. Никитина, который в 1994 году выполнил реконструкцию облика жертв по найденным черепам, используя метод М.М. Герасимова. Его реконструкцию нам постоянно показывали по телевидению. Как вы оцениваете возможности методики Герасимова в целом и в данном случае? Использовали ли вы ее в своей работе?
– Этим методом я владею сам, поскольку являюсь учеником Галины Вячеславовны Лебединской, ученицы Михаила Михайловича Герасимова. Главный же мой наставник – Маргарита Михайловна, дочь Михаила Михайловича, которая сама реконструкции не выполняет по личным причинам, но досконально знает метод. Подобный вопрос часто приходится слышать. Многим отчего-то кажется, что метод устарел или дискредитирован. Как и у любого другого метода, у него есть разрешающие возможности, есть сильные и слабые стороны. Современный уровень развития метода реконструкции лица по черепу прекрасно обоснован с точки зрения научности и документальности. Есть, конечно, отдельные элементы головы и лица, которые плохо восстанавливаются по костной основе, их можно отразить только габаритно, например уши. Тем не менее основные морфологические элементы лица, обеспечивающие его индивидуальность и узнаваемость, восстанавливаются вполне достоверно. Для этого должно быть соблюдено единственное условие – хорошая сохранность черепа, по которому выполняется реконструкция.
   С Сергеем Алексеевичем мы много лет рука об руку работали над останками русских великих княгинь и цариц в Московском Кремле. Он – один из лучших в мире специалистов по восстановлению лица по черепу. В случае с «екатеринбургскими останками» как будто кто-то сыграл с ним злую шутку. Еще будучи юнцом, я высказывал ему свои сомнения, зная, какова степень сохранности некоторых черепов. Как полагал тогда, так считаю и сейчас, уже имея собственный опыт работы: часть черепов, по которым были выполнены реконструкции, действительно пригодна для восстановления лица по черепу, а часть совсем непригодна в силу их плохой сохранности. Применение этого метода в случаях, когда череп имеет существенные разрушения, сыграло скорее отрицательную, нежели положительную роль в экспертизе. Общество и так недоверчиво относится к методу М.М. Герасимова, считает его устаревшим, а тут всем стали очевидны натяжки. Народ ведь не глуп – по фотографиям видно, что середины «лица» у некоторых черепов вообще нет, что «носа» нет, и при этом лицо реконструировано полностью. Мне часто на это указывают. Здесь же просто нечем крыть! По некоторым черепам нельзя было восстанавливать облик, это сильно подорвало доверие к результатам в целом, так как «лица предков» – традиционно самая востребованная часть нашей работы, привлекающая особо пристальное внимание.

«Важно только одно – достижение Истины»

273030.p.jpg

Антрополог Денис Пежемский в процессе работы с древними останками. Фото: Екатерина Макарова

– Предполагается ли публикация ваших экспертиз? Когда это произойдет?
– Безусловно, предполагается. Когда? Это должен решить Следственный комитет.
– Какой была ваша позиция по поводу останков ранее?
– Никакой. Пока читал литературу и слушал своих коллег, получал столько противоречивой информации, что в какой-то момент, как человек православный, вообще перестал на всё это реагировать. Бог весть, думалось мне, как-то всё это рано или поздно разрешится.
   Замечательно, что на новом этапе экспертиз Церковь помогает следствию. И со стороны общественности имеется огромная поддержка. Это очень важно, потому что только всем миром можно эту проблему решить и получить правдивый ответ. Каков будет этот ответ? Нужно дождаться итоговых документов, консолидированного мнения членов комиссии, а затем следует дожидаться consensus patrum. Церковь – институт очень древний, очень терпеливый, и то, что Церковь все прошедшие годы не вмешивалась в этот процесс, соблюдая нейтралитет, – это закономерно.  
   От людей, далеких от Церкви, приходится слышать: «Что они там опять затеяли? Вечно этой Церкви неймется. Пусть уже успокоятся! Что вы их опять ворошите?» В таких речах мало информированности и много «диссидентской» привычки критиковать всё без разбора. Обычно в таких случаях отвечаю невежливо, вопросом на вопрос: «А вы знаете, что это не Церковь инициировала эти новые работы? Вам известно, что в первую очередь Государство не устроили результаты работы первой комиссии, состав документации, состояние ее архивов? Знаете о том, что именно Государство не может принять никакого решения с таким положением дел и взялось наконец наводить порядок? Оно не может ни провести судебный процесс, ни вынести какое-либо решение, потому что экспертная документация находится в крайне неудовлетворительном состоянии…» А то, что ныне Церковь подключилась к этому процессу, – очень яркий признак нашего времени. В результате всё исследование сложнейших материй происходит взвешенно и академично, что лично меня чрезвычайно радует.
– Сейчас у вас сформировалась позиция по поводу того, с чьими останками вы работали?
– Еще в 2015 году, до нового этапа экспертиз, я был уверен, что «екатеринбургские останки» не имеют отношения к Царской Семье. Начиная работу, постарался «отключить» в себе какие бы то ни было точки зрения на этот счет. Сделал над собой усилие, чтобы подойти к вопросу абсолютно нейтрально. У меня не было никаких рабочих версий. Теперь же склоняюсь к тому, что слишком многое указывает: это подлинные останки Царственных Страстотерпцев и верных им людей. Надеюсь, что новая молекулярно-генетическая экспертиза, экспертиза исторических документов, разнообразные криминалистические экспертизы вкупе с нашими исследованиями поставят точку в вопросе этой идентификации. Вообще должен сказать, что столь масштабных, всеобъемлющих и столь высокопрофессиональных комплексных исследований я не припомню. Хочется отметить прекрасную работу представителей Следственного комитета, а также особо – деятельность нашей Патриаршей комиссии, без которой такой уровень работы сложно представить.
   Впрочем, однако, полагаю, что точка в общественной дискуссии как раз поставлена не будет. В обществе у нас очень велико недоверие к науке. Очень велико! За последнюю четверть века в нашей стране крайне девальвировалось само понятие «специалист». Мы массово распространяем откровенное безумие и бесовство, транслируя его на каналах типа ТНТ, НТВ, Рен-ТВ, где псевдонаучный бред выдается за науку, где зрителю предлагается извращенное представление о научной логике и научном методе. Всерьез считается, что если ты имеешь образование в одной области знания, то можешь выдавать свои «ценные мнения» и в других областях. Самый известный пример – выдающийся российский математик академик А.Т. Фоменко, который взялся за исторические исследования. Подобных случаев немало. И пока наше общество будет находиться в таком состоянии, дискуссии не закончатся.
   Не думаю, что, когда комиссия получит ответ на самый главный вопрос, все радостно выдохнут и скажут: «Ну, наконец-то!» Не будет этого. Часть людей, невзирая ни на какие научные и церковные аргументы, будет упорствовать или в ту, или в другую сторону. Будет сопротивляться вне зависимости от характера и даже безусловной достоверности научных ответов. Но для нас важно только одно – достижение Истины! И посему сейчас важно получить главное – независимое мнение специалистов, которые должны дать непротиворечивый ответ на все принципиальные вопросы. Надеюсь, что это не за горами.

С Денисом Валерьевичем Пежемским
беседовал Анатолий Степанов
13 сентября 2017 г.

 

Источник: Православие.ru

Поделиться:
Поделиться:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • Слайдер 1
    Слайдер 1
  • Слайдер 2
    Слайдер 2
  • Слайдер 3
    Слайдер 3
  • Слайдер 4
    Слайдер 4
  • Слайдер 5
    Слайдер 5
  • Слайдер 6
    Слайдер 6
  • Слайдер 7
    Слайдер 7
  • Слайдер 8
    Слайдер 8
  • Слайдер 9
    Слайдер 9
  • Слайдер 10
    Слайдер 10

Сейчас на форуме

Форум закрыт
^ Наверх